ГЛАВНАЯ


Цветаева

Цветаева

Есенин

Есенин

Маяковский

Северянин

Блок

Мандельштам

Волошин

Белый

Брюсов

Лохвицкая

Бальмонт

Сологуб

Фофанов

Надсон

Якубович

Анненский

Соловьёв

Дрожжин




Любовная лирика.  Стихи про любовь.

Марина Ивановна Цветаева


"Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес…"

Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес,
Оттого что лес – моя колыбель, и могила -
лес,
Оттого что я на земле стою – лишь одной
ногой,
Оттого что я о тебе спою – как никто другой.

Я тебя отвоюю у всех времен, у всех ночей,
У всех золотых знамен, у всех мечей,
Я закину ключи и псов прогоню с крыльца -
Оттого что в земной ночи я вернее пса.

Я тебя отвоюю у всех других – у той, одной,
Ты не будешь ничей жених, я – ничьей женой,
И в последнем споре возьму тебя – замолчи! -
У того, с которым Иаков стоял в ночи.

Но пока тебе не скрещу на груди персты, -
О, проклятие! – у тебя остаешься – ты:
Два крыла твои, нацеленные в эфир, -
Оттого что мир – твоя колыбель, и могила-
мир!

15 августа 1916




Из цикла "Дон-Жуан"

* * *

И была у Дон-Жуана – шпага,
И была у Дон-Жуана – Донна Анна.
Вот и все, что люди мне сказали
О прекрасном, о несчастном Дон-Жуане.

Но сегодня я была умна:
Ровно в полночь вышла на дорогу.
Кто-то шел со мною в ногу,
Называя имена.

И белел в тумане – посох странный…
– Не было у Дон-Жуана – Донны Анны!

14 мая 1917


Любви старинные туманы

1

Над черным очертаньем мыса -
Луна – как рыцарский доспех.
На пристани – цилиндр и мех,
Хотелось бы: поэт, актриса.

Огромное дыханье ветра,
Дыханье северных садов, -
И горестный, огромный вздох:
– Ne laissez pas traоner mes lettres![3]

2

Так, руки заложив в карманы,
Стою. Синеет водный путь.
– Опять любить кого-нибудь? -
Ты уезжаешь утром рано.

Горячие туманы Сити -
В глазах твоих. Вот та́к, ну во́т…
Я буду помнить – только рот
И страстный возглас твой: – Живите!

3

Смывает лучшие румяна -
Любовь. Попробуйте на вкус,
Как слезы – со́лоны. Боюсь,
Я завтра утром – мертвой встану.

Из Индии пришлите камни.
Когда увидимся? – Во сне.
– Как ветрено! – Привет жене,
И той – зеленоглазой – даме.

4

Ревнивый ветер треплет шаль.
Мне этот час сужден – от века.
Я чувствую у рта и в веках
Почти звериную печаль.

Такая слабость вдоль колен!
– Так вот она, стрела Господня! -
– Какое зарево! – Сегодня
Я буду бешеной Кармен.

…Так, руки заложив в карманы,
Стою. Меж нами океан.
Над городом – туман, туман.
Любви старинные туманы.

19 августа 1917


Из цикла "Комедьянт"

"Вы столь забывчивы, сколь незабвенны…"

Вы столь забывчивы, сколь незабвенны.
– Ах, Вы похожи на улыбку Вашу!
Сказать еще? – Златого утра краше!
Сказать еще? – Один во всей вселенной!
Самой Любви младой военнопленный,
Рукой Челлини ваянная чаша.

Друг, разрешите мне на лад старинный
Сказать любовь, нежнейшую на свете.
Я Вас люблю. – В камине воет ветер.
Облокотясь – уставясь в жар каминный -
Я Вас люблю. Моя любовь невинна.
Я говорю, как маленькие дети.

Друг! Всё пройдет! – Виски в ладонях сжаты,
Жизнь разожмет! – Младой военнопленный,
Любовь отпустит Вас, но – вдохновенный -
Всем пророкочет голос мой крылатый -
О том, что жили на земле когда-то
Вы, – столь забывчивый, сколь незабвенный!

25 ноября 1918


"Ваш нежный рот – сплошное целованье…"

Ваш нежный рот – сплошное целованье…
– И это всё, и я совсем как нищий.
Кто я теперь? – Единая? – Нет, тыща!
Завоеватель? – Нет, завоеванье!

Любовь ли это – или любованье,
Пера причуда – иль первопричина,
Томленье ли по ангельскому чину -
Иль чуточку притворства – по призванью…

– Души печаль, очей очарованье,
Пера ли росчерк – ах! – не все равно ли,
Как назовут сие уста – доколе
Ваш нежный рот – сплошное целованье!

Конец ноября 1918


Две песни

1

И что тому костер остылый,
Кому разлука – ремесло!
Одной волною накатило,
Другой волною унесло.

Ужели в раболепном гневе
За милым поползу ползком -
Я, выношенная во чреве
Не материнском, а морском!

Кусай себе, дружочек родный,
Как яблоко – весь шар земной!
Беседуя с пучиной водной,
Ты все ж беседуешь со мной.

Подобно земнородной деве,
Не скрестит две руки крестом -
Дщерь, выношенная во чреве
Не материнском, а морском!

Нет, наши девушки не плачут,
Не пишут и не ждут вестей!
Нет, снова я пущусь рыбачить
Без невода и без сетей!

Какая власть в моем напеве, -
Одна не ведаю о том, -
Я, выношенная во чреве
Не материнском, а морском.

Когда-нибудь, морские струи
Выглядывая с корабля,
Ты скажешь: "Я любил – морскую!
Морская канула – в моря!"

В коралловом подводном древе
Не ты ль – с серебряным хвостом,
Дщерь, выношенная во чреве,
Не материнском, а морском!

13 июня 1920

2

Вчера еще в глаза глядел,
А нынче – все косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел, -
Все жаворонки нынче – вороны!

Я глупая, а ты умен,
Живой, а я остолбенелая,
О вопль женщин всех времен:
"Мой милый, что тебе я сделала?"

И слезы ей – вода, и кровь -
Вода, – в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха – Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.

Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая…
И стон стоит вдоль всей земли:
"Мой милый, что тебе я сделала?!"

Вчера еще – в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал, -
Жизнь выпала – копейкой ржавою!

Детоубийцей на суду
Стою – немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
"Мой милый, что тебе я сделала?!"

Спрошу я стул, спрошу кровать:
"За что, за что терплю и бедствую?"
"Отцеловал – колесовать:
Другую целовать", – ответствуют.

Жить приучил в самом огне,
Сам бросил – в степь заледенелую!
Вот, что ты, милый, сделал – мне.
Мой милый, что тебе – я сделала?

Все ведаю – не прекословь!
Вновь зрячая – уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.

Само – что дерево трясти! -
В срок яблоко спадает спелое…
– За все, за все меня прости,
Мой милый, что тебе я сделала!

14 июня 1920


"Любовь! Любовь! И в судорогах, и в гробе…"

Любовь! Любовь! И в судорогах, и в гробе
Насторожусь – прельщусь – смущусь -
рванусь.
О милая! Ни в гробовом сугробе,
Ни в облачном с тобою не прощусь.

И не на то мне пара крыл прекрасных
Дана, чтоб на сердце держать пуды.
Спеленатых, безглазых и безгласных
Я не умножу жалкой слободы.

Нет, выпростаю руки, – стан упругий
Единым взмахом из твоих пелён,
Смерть, выбью! – Вёрст на тысячу в округе
Растоплены снега – и лес спален.

И если все ж – плеча, крыла, колена
Сжав – на погост дала себя увезть, -
То лишь затем, чтобы, смеясь над тленом,
Стихом восстать – иль розаном расцвесть!

Около 28 ноября 1920                     

 
                                   
....................................................
© Copyright: Марина Цветаева

 

.
 



 
       Цветаева о любви.  Цветаева стихи про любовь.  читать любовную лирику,  лучшие стихи про любовь русских поэтов.