НА ГЛАВНУЮ
 СОДЕРЖАНИЕ:
 
СОЛДАТСКИЕ СКАЗКИ:
КОРОЛЕВА
АНТИГНОЙ
ОСЛИНЫЙ ТОРМОЗ
КАВКАЗСКИЙ ЧЕРТ
С КОЛОКОЛЬЧИКОМ
КАБЫ Я БЫЛ ЦАРЕМ
КОРНЕТ-ЛУНАТИК
БЕСТЕЛЕСНАЯ КОМАНДА
СОЛДАТ И РУСАЛКА
АРМЕЙСКИЙ СПОТЫКАЧ
МУРАВЬИНАЯ КУЧА
МИРНАЯ ВОЙНА
ПОМЕЩИК
СУМБУР-ТРАВА
АНТОШИНА БЕДА
ЛЕБЕДИНАЯ ПРОХЛАДА
БЕЗГЛАСНОЕ КОРОЛЕВСТВО
ШТАБС-КАПИТАНСКАЯ
КОМУ ЗА МАХОРКОЙ
ПРАВДИВАЯ КОЛБАСА
КАТИСЬ ГОРОШКОМ
 
ПРОЗА САТИРА 1904-17:

ДНЕВНИК РЕЗОНЕРА
ДЕЛИКАТНЫЕ МЫСЛИ

СОВЕТЫ ЧЕЛОВЕКУ
ЛЮБИМЫЕ ПОГОВОРКИ
РУКОВОДСТВО ДЛЯ
ГЛУПОСТЬ
БУМЕРАНГ 1925
 
ПРОЗА САТИРА 1921–31:

ЛЮБИТЕЛЬСТВО
РАЗГОВОР С ДЕДУШКОЙ
ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ
ГОЛОВА БЛОНДИНКИ
ПУШКИН В ПАРИЖЕ
ЖИТЕЙСКАЯ МУДРОСТЬ
НАГЛЯДНОЕ ОБУЧЕНИЕ
 
СТАТЬИ: ПАМФЛЕТЫ:

ОПЯТЬ
ИЛЛЮСТРАЦИИ
О ЛИТЕРАТУРЕ
 
САША ЧЁРНЫЙ: СТИХИ:
Чёрный лучшее 10
Чёрный лучшее 20
Чёрный лучшее 30
Чёрный лучшее 40
Чёрный лучшее 50
Чёрный лучшее 60
Чёрный лучшее 70
Чёрный лучшее 80
Чёрный лучшее 90
Чёрный лучшее 99
   

стихи Чёрного  1
стихи Чёрного  2
стихи Чёрного  3
стихи Чёрного  4
стихи Чёрного  5
стихи Чёрного  6
стихи Чёрного  7
стихи Чёрного  8
стихи Чёрного  9
стихи Чёрного 10
 
стихи  для детей
стихи  для детей
    

Саша Чёрный: проза: ДЕЛИКАТНЫЕ МЫСЛИ 

 
 читай тексты Саши Чёрного: сатирическая проза: ранние произведения  
   
ДЕЛИКАТНЫЕ МЫСЛИ

<I>

Если бы Марфа Посадница была жива, она бы, пожалуй, не записалась в конституционно-демократическую партию…

* * *

"Правительственный вестник" завел свое собственное "Русское государство" - и дело! Ибо подлинное русское государство давно уже в "Правительственный вестник" колбасу заворачивает.

* * *

В древности человеческая злоба и темнота заключила Апостолов Петра и Павла в тюрьму. Ныне она воздвигла Петропавловские крепости.

<II>

Плюй, дурак, в колодец - придет час, когда тебя утопят в нем.

* * *

Что такое министерская добродетель? - Сие необъяснимо, ибо никто никогда таковой не видал.

* * *

Когда увидишь штаны с лампасами, не пугайся красного цвета - в данном случае он вполне благонадежен.

* * *

Не верь городовому: городовой врет по долгу службы.

* * *

Запретить людям дышать - нелепо, но привлекать их потом к ответственности по статье 9999 за то, что они все-таки дышат, еще более нелепо.

* * *

"И возвратятся псы на блевотину свою". Увы, это оправдалось после 17-го октября…

* * *

Нынче все навыворот - раньше Ломоносов из Архангельска шел в университет, а теперь Ломоносовых из университета отправляют в Архангельск.

* * *

Балансируй, безносая министерская мудрость, - все равно упадешь!

* * *

Официальные сообщения - это те лохмотья, которыми тщетно пытаются прикрыть прокаженное тело.

* * *

"Человек происходит от обезьяны" - так учил Дарвин… Он не предвидел Победоносцева, иначе ему пришлось бы доказывать, что бывают случаи, когда и обезьяна от человека происходит.

* * *

Иногда достаточно убить человека, чтобы не быть им убитым.

* * *

Полевой суд, пулевой суд - а суда все не видно!

* * *

Реакция отрыжке подобна.

<III>

Трое спорили:

- Дважды два - пять.

- Нет, семь!

- По-моему, восемь…

"А не четыре?" - спросил робкий голос.

Тогда все трое с негодованием закричали: "Это старо!"

* * *

"Не делай ничего, что глупо и ненужно", - пишет Рукавишников в конце своей четвертой книги!!!

* * *

Как можно добиться свободы печати в несвободной стране с наименьшей затратой энергии? Издавая газету, печатай в заголовке жирным шрифтом: "Свободные мысли".

* * *

"Союз русского народа"… Бедный русский народ! Это так же звучит, как "Союз детоубийц и растлителей имени Всеволода Гаршина".

* * *

"Дадим свободу инстинктам!" - вскричала девица, прочитав "Санина". "Осмелюсь по этому случаю взять вас за подбородок?" - спросил наивный собеседник. "Но вы с ума сошли!"

 
* * *

"Выше лба уши не растут" - ослы каждый день доказывают противное.

<1906–1908>

КАРТИНА*

На горизонте багровые облака в форме тощих коров, пожирающих тучных.

В центре столб, смазанный декадентским салом. Наверху сидит Слава, с лицом проститутки в венке из бумажных маков. Щелкает семечки.

Брюсов почти у перекладины, на которой давно отдыхающий Бальмонт говорит богине на ухо глупости.

Та краснеет и отворачивается: "Отстань, постылый!"

Под Брюсовым - Белый. Весь в мыле, глаза выкатились, пиджак треснул. Скользит, но лезет.

Еще ниже Блок. Беспомощно ерзает и старается схватить Белого за ноги. Тот дает свечку, и Блок съезжает по столбу вниз, где опять начинает свою Сизифову работу.

Все они начинаются на "Б". "Будущее" тоже начинается на "Б" - несомненно оно принадлежит им…

Вокруг столба сидят Кузмины, Рукавишниковы и пр. Высунули языки, смотрят вверх и завидуют.

В стороне Городецкий кушает траву, ловит мух и рассматривает, какого они пола. Остальное его не касается.

Вячеслав Иванов с трепетом следит за Брюсовым и шепчет: "Ну, ну, Валерий! Немного осталось".

На что Сологуб меланхолически замечает: "Слава дым… А в котором у меня ухе звенит?"

На заднем плане два начинающих играют в рифму:

- Ноздря.

- Зря. Фря.

- Сам ты фря! Ты настоящее скажи.

- Внедря… Хаос в себя внедря.

Первый удивлен и долго не может прийти в себя.

В это мгновение столб не выдерживает, раскачивается и наконец рушится. Общий крик. Подымается облако пыли, в котором все исчезает. На горизонте Слава уносит на Олимп маленький кусочек Бальмонта.

Облака расплываются.

<1908>

"ВЕЧЕР ЮМОРА"*
(НА СЪЕЗДЕ У ИСТИННО-РУССКИХ)

Зашел к знакомому на огонек. Знакомый не весел: ходит - голову повесил.

- Пойдем куда-нибудь? - спрашиваю.

- На кладбище?

- Зачем на кладбище… Сегодня какое число?

- Одиннадцатое, понедельник.

- Вот и отлично - сегодня как раз вечер юмора. - Называю участников. - Поедем, а?

Сели в сани. Ветер, мороз. Чертовски далеко… Внутренности застыли, усы набрякли, в голове пессимизм.

Подъезжаем. Какая-то личность у подъезда любезно предупреждает: "Сейчас только началось". Благодарим. Тут же желтая фуражка тычет почему-то в нос "Русское знамя".

- Номер со списками, пожалуйте.

Разделись и подходим к столу. Женская фигура у билетов напоминает варшавскую детоубийцу из музея восковых фигур. Но ведь мы не для нее приехали…

С билетами, однако, выходит заминка. Знакомый начинает тревожно нюхать воздух. Подходит студент-распорядитель, на груди пестрый бантик, и…

В это мгновенье кто-то вышел из залы и широко распахнул дверь. Жадно вонзаю глаза и вижу… не хрупкую фигуру Куприна, не ажурную Тэффи, а… огромного, упитанного мо-на-ха, перегнувшегося через кафедру и помахивающего руками. А над ним флаги, флаги, флаги…

Я успел только сказать: "Ах!" Знакомый мой ничего не сказал и сразу стал серьезный-серьезный.

Студент склоняет кислое личико набок (бородка - редькой, глаза-гляделки табачного цвета): "Нужен членский билет. В крайнем случае рекомендация…"

- Вы какого отдела?

- Мы, собственно, провинциалы. Знатные иностранцы.

- Нельзя-с.

- Помилуйте, вам же лучше - все больше народу.

- И деньги заплатим, - убеждает знакомый так участливо и тепло, точно он от рождения служил в Союзе. Но какой лицемер! А я еще считал его искренним человеком. Студент достойно отвечает: "Не нуждаемся!"

Смешно до истерики - глаза разбегаются, лицо дергает, вот-вот прысну - и пропал. Помилуйте, первый раз в жизни увидел живых черносотенников! Однако удержался.

Подходит еще студент с крещено-еврейской физиономией и штатский. Штатский неважный - такие в Народном доме зубами столы подымают.

Штатский строг: "Черт вас знает, какие вы люди. Репортеры тоже шляются, потом пишут - краски сгущают".

Знакомый уверяет, что мы ничего сгущать не будем. Помогаю и я…: "Послушайте, у меня один родственник есть. Мерзавец отчаянный".

- Так что же?

- Я думал, вместо рекомендации…

- А может, вы врете…

Крещеный еврей под моим наивным взглядом отводит глаза. Конфузится, верно. Посмотрел на брошюрки: "Правда о кадетах", "Ешь жидов", "Кишиневский погром". Н-да…

Так и уходим.

На лестнице знакомый задумчиво говорит: "Жаль. А вы заметили, они ничего".

- Как "ничего"?

- Да так - такие же, как все. Ничего особенного.

- Что же вы думали, что у них хвосты сзади?

Он разочарованно вздыхает. Вышли. Ветер истинно-русский, до голого тела добирается. Вечер юмора… "Простите, - говорю, - голубчик! Своими глазами читал в "Современной почте" - в понедельник, одиннадцатого".

- Прощаю, - а сам отворачивается…

С тоски пошли в кинематограф. Смотрели австралийцев, избиение кроликов. Австралийцы тоже "ничего" - люди как люди. "Как вы думаете, - спрашиваю, - их бы туда пустили без рекомендации?"

- Пустили бы - они черные…

Потом полисмены ловили жулика. Поймали и стали зверски бить по лицу. Околоточный перед нами издает одобрительные звуки. Видимо, заинтересовался. Залезаю к нему под череп и читаю: "Тоже… Франция - республиканская страна. А порядки русские - ишь как накладывают!"

Для одного вечера слишком… Вышли, помолчали, простились и разошлись. Полчаса ехал домой, полчаса ругался. Вечер юмора!..

Для моего знакомого это окончилось еще грустнее: увидел в темном переулке фигуру, поравнялся и: "Сударыня, какая у вас прекрасная ротонда! Нам не по пути?" Сударыня оказалась попом, поп оказался щепетильным и понял сказанное довольно превратно. В результате крупный разговор, оскорбление духовного лица и ночь в участке.

Пишу и плачу, понимаете ли, плачу от злости… до того обидно.

<1908>

КАК СТУДЕНТ СЪЕЛ СВОЙ КЛЮЧ И ЧТО ИЗ ЭТОГО ВЫШЛО*
(РАССКАЗ БЕЗОБИДНЫЙ В ЦЕНЗУРНОМ ОТНОШЕНИИ)

Русский студент попал в германский университетский город. Он был филолог, но записался на лекции химии и бактериологии, потому что он был русский студент.

Грамматику помнил и даже знал, что das Mädchen среднего рода. Но не говорил. При этом ничего не понимал. Товарищи уверяли, что это от непривычки и что акцент у него очень хороший.

В одну ясную, летнюю ночь он возвращался домой из "Золотого солнца", где очень невредно провел время с земляками. Было двенадцать часов. Перед своей наружной дверью студент полез в карман…

Ключа не оказалось… Он похолодел: "Забыл, откажут от квартиры!" Луна показала ему язык, а дверная ручка насупилась.

Студент пошатнулся, икнул и потянулся к звонку. Но звонок моментально расплылся в толстую физиономию фрау Бендер, которая подняла брови и отчеканила: "Будешь ночевать на улице! Пьяница..!"

- Не ббу-ду! - возразил он и снова икнул.

Затем стал составлять фразу. Сначала по-русски: "Извините, госпожа Бендер, я забыл свой ключ…"

Потом перевел: "Verzeihen Sie Frau Bender… Забывать? Как забывать?" - "Gessen", - сказала дверная ручка.

"Врешь! Гессен - русский профессор… Vergessen, а не Гессен! Надо поставить в Imperfektum…" "Дурак", - сказала луна. - "Ну, в Perfektum… Глагол сильного спряжения. Ик! Ключ в середине. Рода среднего, потому что предмет неодушевленный. Ich habe mein Schlűssel ver-ges-sen!" - Он радостно нажал кнопку.

Звонок закричал тоненько-тоненько: "Шаро-мыжж-ник!" Через пять минут щелкнул замок. Фрау Бендер, со свечой и в халате, стояла в дверях молчаливая и грозная.

- Ich habe mein Schlűssel gegessen! - сказал студент и потом прибавил: "Gut Morgen, Frau Bender…"

- Вы пьяны? - спросила хозяйка.

Он подумал и сказал: "Нет".

- Ну, так вы сошли с ума!

Подумал и сказал: "Да".

- И съели ключ?

Он печально вздохнул: "Да".

Дверь с шумом захлопнулась. Фрау Бендер, как бомба, влетела к мужу: "Фриц! Наш жилец сошел с ума".

- Мы найдем другого…

- Да, но он съел свой ключ!

- Ключ стоит одну марку, - сказал Фриц. - Если продать его брюки, мы не потерпим убытка. Спокойной ночи.

Они уснули.

Студент стоял на улице. Бесился. Ругался по-русски, звонил, стучал… Все было напрасно.

Какой-то прохожий остановился: "В чем дело?"

- Я съел свой ключ… - жалобно сказал студент.

- Вы русский?

- Да.

Прохожий имел доброе сердце, взял его за рукав и привел к городовому на углу:

- Этот человек съел свой ключ… Сделайте что-нибудь с ним.

Городовой его не арестовал (это было в Германии) и вызвал карету скорой помощи. Студента увезли.

Дежурный врач осмотрел беднягу и спросил: "Большой ключ?"

Студент понял: "Десять сантиметров".

- О-о! - покачал головой врач. Случай был серьезный.

Когда несчастного захлороформировали и вскрыли ему живот, в нем ничего, кроме пива, не нашли.

- Вы меня нагло обманули, - вспылил оскорбленный немец. Но студент ничего не ответил, потому что он был мертв.

<1908>

............................................
© Copyright: Саша Черный солдатские сказки

 


 

   

 
  Читать Саша Черный текст онлайн - проза сатира сказки произведения творчество Саши Черного.