читаем Сашу Чёрного - стихи

ГЛАВНАЯ
 

стихи   1
 
стихи   2
 
стихи   3
 
стихи   4
 
стихи   5
 
стихи   6
 
стихи   7
 
стихи   8
 
стихи   9
 
стихи  10
 
стихи  11
 
стихи  12
 
стихи  13
 
стихи  14
 
стихи  15
 
стихи  16
 
стихи  17
 
стихи  18
 
стихи  19
 
стихи  20
 



 
Саша Чёрный: СМЕХ СКВОЗЬ СЛЕЗЫ

                      "иному, мир может показаться
                       с эстетической стороны - музеем карикатур,
                       с интеллектуальной - сумасшедшим домом,
                       и с нравственной - мошенническим притоном."
                       (Шопенгауэр)

СМЕХ СКВОЗЬ СЛЕЗЫ
(1809–1909)

Ах! Милый Николай Васильич Гоголь!
Когда б сейчас из гроба встать ты мог,-
Любой прыщавый декадентский щеголь
Сказал бы: "Э, какой он, к черту, бог?
Знал быт, владел пером, страдал. Какая редкость!
А стиль, напевность, а прозрения печать,
А темно-звонких слов изысканная меткость?..
Нет, старичок… Ложитесь в гроб опять!"

Есть между нами, правда, и такие,
Что дерзко от тебя ведут свой тусклый род
И, лицемерно пред тобой согнувши выи,
Мечтают сладенько: "Придет и мой черед!"
Но от таких "своих", дешевых и развязных,
Удрал бы ты, как Подколесин, чрез окно…
Царят! Бог их прости, больных, пустых и грязных,
А нам они наскучили давно.

Пусть их шумят… Но где твои герои?
Все живы ли, иль, небо прокоптив,
В углах медвежьих сгнили на покое
Под сенью благостной крестьянских тучных нив?
Живут… И как живут! Ты, встав сейчас из гроба,
Ни одного из них, наверно, б не узнал:
Павлуша Чичиков - сановная особа
И в интендантстве патриотом стал.

На мертвых душ портянки поставляет
(Живым они, пожалуй, ни к чему),
Манилов в Третьей Думе заседает
И в председатели был избран… по уму.
Петрушка сдуру сделался поэтом
И что-то мажет в "Золотом руне",
Ноздрев пошел в охранное - и в этом
Нашел свое призвание вполне.

Поручик Пирогов с успехом служит в Ялте
И сам сапожников по праздникам сечет,
Чуб стал союзником и об еврейском гвалте
С большою эрудицией поет.
Жан Хлестаков работает в "России",
Затем - в "Осведомительном бюро",
Где чувствует себя совсем в родной стихии:
Разжился, раздобрел - вот борзое перо!..

Одни лишь черти, Вий да ведьмы, и русалки,
Попавши в плен к писателям modernes,
Зачахли, выдохлись и стали страшно жалки,
Истасканные блудом мелких скверн…
Ах, милый Николай Васильич Гоголь!
Как хорошо, что ты не можешь встать…
Но мы живем! Боюсь - не слишком много ль
Нам надо слышать, видеть и молчать?

И в праздник твой, в твой праздник благородный,
С глубокой горечью хочу тебе сказать:
- Ты был для нас источник многоводный,
И мы к тебе пришли теперь опять,-
Но "смех сквозь слезы" радостью усталой
Не зазвенит твоим струнам в ответ…
Увы, увы… Слез более не стало,
И смеха нет.



СТИЛИЗОВАННЫЙ ОСЕЛ
(Ария для безголосых)

Голова моя - темный фонарь с перебитыми стеклами,
С четырех сторон открытый враждебным ветрам.
По ночам я шатаюсь с распутными пьяными Фёклами,
По утрам я хожу к докторам.
Тарарам.

Я - волдырь на сиденье прекрасной российской словесности,
Разрази меня гром на четыреста восемь частей!
Оголюсь и добьюсь скандалезно-всемирной известности,
И усядусь, как нищий-слепец, на распутье путей.

Я люблю апельсины и все, что случайно рифмуется,
У меня темперамент макаки и нервы, как сталь.
Пусть "П. Я."-старомодник из зависти злится и дуется,
И вопит: "Не поэзия - шваль!"

Врешь! Я прыщ на извечном сиденье поэзии,
Глянцевито-багровый, напевно-коралловый прыщ,
Прыщ с головкой белее несказанно-жженной магнезии
И галантно-развязно-манерно-изломанный хлыщ.

Ах, словесные, тонкие-звонкие фокусы-покусы!
Заклюю, забрыкаю, за локоть себя укушу.
Кто не понял - невежда. К нечистому! Накося - выкуси.
Презираю толпу. Попишу? Попишу, попишу…

Попишу животом и ноздрей, и ногами, и пятками,
Двухкопеечным мыслям придам сумасшедший размах,
Зарифмую все это для стиля яичными смятками
И пойду по панели, пойду на бесстыжих руках…

ПРОСТЫЕ СЛОВА
(Памяти Чехова)

В наши дни трехмесячных успехов
И развязных гениев пера
Ты один тревожно-мудрый Чехов
Повторяешь скорбное: "Пора!"

Сам не веришь, но зовешь и будишь,
Разрываешь ямы до конца
И с беспомощной усмешкой тихо судишь
Оскорбивших землю и Отца.

Вот ты жил меж нами, нежный, ясный,
Бесконечно ясный и простой -
Видел мир наш хмурый и несчастный,
Отравлялся нашей наготой…

И ушел! Но нам больней и хуже:
Много книг, о слишком много книг!
С каждым днем проклятый круг все уже
И не сбросить "чеховских" вериг…

Ты хоть мог, вскрывая торопливо
Гнойники, - смеяться, плакать, мстить,-
Но теперь все вскрыто. Как тоскливо
Видеть, знать, не ждать и, молча, гнить! 
                                     
...............................................
© Copyright: Саша Чёрный  

 


 
 

 
 

 

 

 
   читать стихи поэта Саши Чёрного сатира, СМЕХ СКВОЗЬ СЛЕЗЫ стихотворения поэзия творчество.