Стихи известных поэтов читайте тексты стихов
       Стихи поэта Игоря Северянина   поэзия онлайн

   
на главную
 
содержание:
стихи И.Северянина
 
Поэту
  
Верю небу Верю морю
  
Не завидуй другу
 
Романс
  
Поэза майских дней
  
И она умерла молодой
  
Песенка
  
Белая фея
  
Пустяки
  
Я жив, и жить хочу
  
 
Ананасы в шампанском
На островах
Амазонка
Никчемная
Горничной
Месяц гладит камыши
Грациоза
Оттого и люблю
Да, я хочу
По восемь строк
Насмешка короля
Измена мая
Цветы и ядоцветы
Счастье жизни
Знаком ли ты?
Идет весна
   
Мороженое из сирени
Шампанский полонез
Кензели
Нелли
Фантазия восхода
В шалэ березовом
Любовь единственно
Квадрат квадратов
Июневый набросок
Сонаты в шторм
Городская осень
Интродукция
Грезовое царство
Мисс Лиль
Любовь и слава
Рядовые люди
Я гений

Живи живое
Интима
Майская песенка
Только миг
Сирень
Женская душа
Еще вы девушка
Я не лгал
Народная
Ты отдашься мне
Любить ее — всегда
Портниха
Орешек счастья
Зарею жизни
Принцесса мимоза
Колье принцессы
Самоубийца

Весенний день
Элементарная соната
Все по-старому
Романс
Лесофея
В очарованьи
На реке форелевой
Русская
Маленькая элегия
Душистый горошек
 
  
Саша Чёрный лучшее 10
Саша Чёрный лучшее 20
Саша Чёрный лучшее 30
Саша Чёрный лучшее 40
Саша Чёрный лучшее 50
Саша Чёрный лучшее 60
Саша Чёрный лучшее 70
Саша Чёрный лучшее 80
Саша Чёрный лучшее 90
Саша Чёрный лучшее 99
   
стихи
Саши Чёрного:
стихотворения  1
стихотворения  2
стихотворения  3
стихотворения  4
стихотворения  5
стихотворения  6
стихотворения  7
стихи  для детей
 
стихи   с юмором
 
лирика любви:
поэты про любовь 1
поэты про любовь 2
поэты про любовь 3
зарубежная  лирика

Асадов о любви
Асадов о любви
Фет    о любви
 
Есенин     лучшее
Цветаева   лучшее
Маяковский лучшее
Ахматова   лучшее
Блок       лучшее
Пастернак  лучшее
Северянин  лучшее
Есенин Есенин Есенин
 

Северянин Игорь: стихотворение Песенка горничной: и другие стихи

Песенка горничной

Пошла бродить я по полю
И прислонилась к тополю…
Смотрю: а рядом перепел
Всю воду в луже перепил…
Смотрю, лягушек дюжина
На солнышке сконфуженно
Присела и не прыгает,
Ногами только дрыгает…
Залюбовалась пчелками
С взлохмаченными челками
И восхитилась осами
С расчесанными косами…
Глазами жадно-прыткими
Любуясь маргаритками,
Я собрала букетики
Себе и другу Петьке…
В лесу, у муравейника,
Связала я три веника
И поспешила вечером
Я на свиданьем с кучером…


Поэза трех принцесс

Моя дежурная адъютантэсса, -
Принцесса Юния де Виантро, -
Вмолнилась в комнату бодрей экспресса,
И доложила мне, смеясь остро:

- Я к вам по поводу Торкватто Тассо…
В гареме паника. Грозит бойкот…
В негодованьи княжна Инстасса,
И к светозарному сама идет.

Мне даже некогда пригубить жало,
И взор сиреневый плеснуть в лазорь:
Бегу - мороженое из фиалок
Вам выльдить к празднику Лимонных Зорь… -

И фиолетовая, как черника,
Фигурка Юнии газелит в сад.
Дверь раскрывается, и Вероника
Уже готовится журчать доклад:

- Я к вам по поводу Торкватто Тассо…
В гареме паника. Грозит бойкот…
В негодовании княжна Инстасса,
И к светозарному сама идет.

Но-ах! мне некогда к Вам на колени.
"Кальвиль раздорная" среди принцесс:
Варить приходится ликер сирени
Для неисчерпываемых поэз. -

И точно ласточка в окно порхнула,
Слегка вервэною проколыхав…
Виолончелили от меццо-гула
В саду наструненные души трав.

И в этих отгулах рванулись двери, -
И изумительнейший гастроном,
Знаток изысканнейших эксцессерий,
Инстасса въехала на вороном.

- Мы, изучавшие Торкватто Тассо
По поведению, по твоему, -
Все перессорились… Но я, Инстасса,
Всех оправдаю я и всё пойму.

Утишу бешенство и шум базарный,
Всех жен разрозненных объединя,
Лишь ты, мечтанный мой, мой светозарный,
Впусти не в очередь к себе меня!

Письмо-рондо

С курьерским, в пять, я радостно приеду
К тебе, Олег, и будешь ты опять
Встречать меня. Везу тебе победу
  С курьерским, в пять.

Что хочешь, делай все со мной. Распять
Ты, может быть, свою захочешь Эду
За годы те, что нам пришлось страдать.

Простишь ли, нет - неважно мне. Но "Леду"
Изволь к пяти на станцию прислать:
Имей в виду, что буду я к обеду,
  С курьерским, в пять.

Метёлка-самомёлка

С утра ушел Ермолка
К елани по грибы.
Метелка-самомелка
В углу его избы.

Ермолкина светелка
Углами не красна.
Метелка-самомелка,
Изба тебе тесна!

Вдруг ощетинясь колко, -
Без цели, без пути, -
Метелка-самомелка
Пошла себе мести!

Окурок и иголку,
Опорки, самовар
Метелка-самомелка
Гребет, войдя в ковар.

Сгребает все без толка
В Ермолкиной избе
Метелка-самомелка
Смеется, знай себе.

Айда на двор! глядь, елка!
А там и целый лес…
Метелка-самомелка
Сильна, как Геркулес.

Как будто богомолка
В мужском монастыре,
Метелка-самомелка
Ширеет на дворе.

Глядь, мельня-мукомолка, -
И тотчас же мука
Метелкой-самомелкой
Взвита под облака.

Сметает рощи, волка,
Деревни, города.
Метелка-самомелка
Метением горда.

Такая уж весёлка:
На нивы, хоть мала,
Метелка-самомелка
Все реки намела!

Всё в кучу: слон и кролка!
Америка, Китай!
Метелка-самомелка
Мети себе, катай!

…Метелка-самомелка,
Где, бывшее Землей?…
Живи в веках, Ермолка,
Прославленный метлой!

Поэза детства моего и отрочества

1
Когда еще мне было девять,
Как Кантэнак - стакана, строф
Искала крыльчатая лебедь,
Душа, вдыхая Петергоф.

У нас была большая дача,
В саду игрушечный котэдж,
Где я, всех взрослых озадача,
От неги вешней мог истечь.

Очарен Балтикою девной,
Оласкан шелестами дюн,
Уже я грезил королевной
И звоном скандинавских струн.

Я с первых весен был отрансен!
Я с первых весен был грезэр!
И золотом тисненный Гранстрэм -
Мечты галантный кавалер.

По волнам шли седые деды -
Не паруса ли каравелл? -
И отчего-то из "Рогнеды"
Мне чей-то девий голос пел…

И в шторм высокий тенор скальда
Его глушил - возвестник слав…
Шел на могильный холм Руальда
Но брынским дебрям Изяслав.

Мечты о детстве! вы счастливы!
Вы хаотичны, как восторг!
Вы упояете, как сливы,
Лисицы, зайчики без норк!

2
Но все-таки мне девять было,
И был игрушечный котэдж,
В котором - правда, это мило? -
От грез ребенок мог истечь…

В котэдже грезил я о Варе,
О смуглой сверстнице, о том,
Как раз у мамы в будуаре
Я повенчался с ней тайком.

Ну да, наш брак был озаконен,
Иначе в девять лет нельзя:
Коробкой тортной окоронен,
Поцеловал невесту я.

3
Прошло. Прошло с тех пор лет двадцать,
И золотым осенним днем
Случилось как-то мне скитаться
По кладбищу. Цвело кругом.

Пестрело. У Комиссаржевской
Благоухала тишина.
Вдруг крест с дощечкой, полной блеска
И еле слышимого плеска:
Варюша С. - Моя жена!

Я улыбнулся. Что же боле
Я сделать мог? Ушла - и пусть.
Смешно бы говорить о боли,
А грусть… всегда со мною грусть!

4
И все еще мне девять. Дача -
В столице дач. Сырой покров.
Туман, конечно. Это значит -
Опять все тот же Петергоф.

Сижу в котэдже. Ряд плетеных
Миньонных стульев. Я - в себе,
А предо мною два влюбленных
Наивных глаза. То - Бэбэ.

Бэбэ! Но надо же представить:
Моя соседка; молода,
Как я, но чуточку лукавит.
Однако, это не беда.

Мы с ней вдвоем за файв-о-клоком.
Она блондинка. Голос чист.
И на лице лазурнооком -
Улыбка, точно аметист.

Бэбэ печальна, но улыбит
Свое лицо, а глазы вниз.
Она молчит, а чай наш выпит,
И вскоре нас принудит мисс,
Подъехав в английской коляске,
С собою ехать в Монплезир,
Где франтам будет делать глазки,
А дети в неисходной ласке
Шептать: "но это ж… votre plaisire?…"

5
Череповец! пять лет я прожил
В твоем огрязненном снегу,
Где каждый реалист острожил,
Где было пьянство и разгул.

Что ни учитель - Передонов,
Что ни судеец - Хлестаков.
О, сколько муки, сколько стонов,
Наивно-жалобных листков!

Давно из памяти ты вытек,
Ничтожный город на Шексне,
И мой литературный выдвиг
Замедлен по твоей вине…

Тебя забвею. Вечно мокро
В твоих обельменных глазах,
Пускай грядущий мой биограф
Тебя разносит в пух и прах!

6
О, Суда! голубая Суда!
Ты, внучка Волги! дочь Шексны!
Как я хочу к тебе отсюда
В твои одебренные сны!

Осеверив свои стремленья,
Тебя с собой перекрылив
К тебе, река моя, - оленья
За твой стремительный извив.

Твой правый берег весь олесен,
На берегу лиловый дом,
Где возжигала столько песен
Певунья в тускло-золотом.

Я вновь желаю вас оперлить,
Река и дева, две сестры.
Ведь каждая из вас, как стерлядь:
Прозрачно-струйны и остры.

Теките в свет, душой поэта,
Вы, русла моего пера,
Сестра-мечта Елисавета
И Суда, греза и сестра!

Колье рондо
1
В мимозах льна, под западные блики,
Окаменела нежно влюблена,
Ты над рекой, босая и в тунике,
  В мимозах льна.

Ты от мечтаний чувственных больна.
И что-то есть младенческое в лике,
Но ты, ребенок, слабостью сильна

Ты ждешь его. И кличешь ты. И в клике
Такая страстность! Плоть закалена
В твоей мечте. Придет ли твой великий
  В мимозы льна?

2
Окаменела, нежно влюблена
И вот стоишь, безмолвна, как Фенелла,
И над тобой взошедшая луна
  Окаменела.

Твое лицо в луненьи побледнело
В томлении чарующего сна,
И стало все вокруг голубо-бело.

Возникнуть может в каждый миг страна,
Где чувственна душа, как наше тело.
Но что ж теперь в душе твоей? Она
  Окаменела.

3
Ты над рекой, босая и в тунике,
И деешь чары с тихою тоской.
Но слышишь ли его призыво-крики
  Ты над рекой?

Должно быть, нет: в лице твоем покой,
И лишь глаза восторженны и дики,
Твои глаза; колдунья под луной!

Воздвиг камыш свои из речки пики.
С какою страстью бешеной, с какой
Безумною мольбою к грёзомыке -
  Ты над рекой!

4
В мимозах льна олуненные глазы
Призывят тщетно друга, и одна
Ты жжешь свои бесстыжие экстазы
  В мимозах льна.

И облака в реке - то вид слона,
То кролика приемлют. Ухо фразы
Готово различить. Но - тишина.

И ткет луна сафировые газы,
Твоим призывом сладко пленена,
И в дущу льнут ее лучи-пролазы
  В мимозах льна.

5
Ты от мечтаний чувственных больна,
От шорохов, намеков и касаний.
Лицо как бы увяло, и грустна
  Ты от мечтаний.

Есть что-то мудро-лживое в тумане:
Как будто тот, но всмотришься - сосна
Чернеет на офлеренной поляне.

И снова ждешь. Душе твоей видна
Вселенная. Уже безгранны грани:
Но это ложь! И стала вдруг темна
  Ты от мечтаний!

6
И что-то есть младенческое в лике,
В его очах расширенных. Чья весть
Застыла в них? И разум в знойном сдвиге
  И что-то есть.

Что это? смерть? издевка? чья-то месть?
Невидимые тягостны вериги…
Куда-то мчаться, плыть, лететь и лезть!

К чему же жизнь, любовь, цветы и книги,
Раз некому вручить девичью честь,
Раз душу переехали квадриги
  И что-то есть.

7
Но ты, ребенок, слабостью сильна, -
И вот твой голос тонок стал и звонок,
Как пред тобой бегущая волна:
  Ведь ты - ребенок.

Но на форелях - розовых коронок
Тебе не счесть. Когда придет весна,
Не всколыхнут сиреневый просонок,

И в нем не счесть, хотя ты и ясна,
Спиральных чувств души своей! Бессонок!
Готовностью считать их - ты властна,
  Но ты - ребенок…

8
Ты ждешь его. И кличешь ты. И в клике -
Триумф тщеты. И больше ничего.
Хотя он лик не выявит безликий,
  Ты ждешь его.

И в ожиданьи явно торжество,
И нервные в глазах трепещут тики,
Но ты неумолимей оттого;

Раз ты пришла вкусить любви владыки
Своей мечты, безвестца своего,
Раз ты решила пасть среди брусники, -
  Ты ждешь его!

9
Такая страстность. Плоть закалена.
Во мраке тела скрыта ясность.
Ты верою в мечту упоена:
  Такая страстность.

Тебя не испугает безучастность
Пути к тебе не знающего. На
Лице твоем - решимость и опасность.

И верою своей потрясена,
Ты обезумела. И всюду - красность,
Где лунопаль была: тебе дана
  Такая страстность.

10
В твоей мечте придет ли твой великий?
Ведь наяву он вечно в темноте.
Что ты безумна - верные улики
  В твоей мечте.

И вот шаги. Вот тени. Кто вы, те?
Не эти вы! но тот, - единоликий, -
Он не придет, дитя, к твоей тщете!

Высовывают призраки языки,
И прячутся то в речке, то в кусте…
И сколько злобы в их нещадном зыке -
  К твоей мечте.

11
В мимозах льна - ах! - не цветут мимозы,
А только лен!.. Но, греза, ты вольна,
А потому - безумие и слезы
  В мимозах льна.

Да осветится жизнь. Она тесна.
В оковах зла. И в безнадежьи прозы
Мечта на смерть всегда обречена.

Но я - поэт! И мне подвластны грозы,
И грозами душа моя полна.
Да превратятся в девушек стрекозы
  В мимозах льна!

"Перунчик"

Я хочу, чтобы знала Россия,
Как тебя, мой Перунчик, люблю,
Чтобы очи твои голубые
Осветляли улыбку мою!

В тихой Гатчине, в парке дворцовом,
У форелей, цветов и лисиц,
Ты живешь молодым, бестолковым,
Весь пронизанный трелями птиц.

Для тебя незаметно начальство, -
Ты свободен, восторжен и дик.
Жизнь в природе - пленительней вальса;
Утонувший в природе - велик.

Русокудрый, плечистый, громадный,
Весь лазоревый и золотой,
Ты какой-то особо отважный:
Полупьяный и полусвятой!..

Ах, недаром же Фофанов дивный,
Мой Перунчик, тебя полюбил:
Мой Перунчик - цыпленок наивный!
Мой Перунчик - эмблема всех сил!

О, мой пламенный! мой вдохновенный,
Бесталанный, но истый поэт!
Русский! юный! весенний! нетленный!
Мой сообщник грезовых побед!

 Еще не значит…

Еще не значит быть изменником -
Быть радостным и молодым,
Не причиняя боли пленникам
И не спеша в шрапнельный дым…

Ходить в театр, в кинематографы,
Писать стихи, купить трюмо,
И много нежного и доброго
Вложить к любимому в письмо.

Пройтиться по Морской с шатенками,
Свивать венки из кризантэм,
По-прежнему пить сливки с пенками
И кушать за десертом крэм -

Еще не значит… Прочь уныние
И ядовитая хандра!
Война - войной. Но очи синие,
Синейте завтра, как вчера!

Война - войной. А розы - розами.
Стихи - стихами. Снами - сны.
Мы живы смехом! живы грезами!
А если живы - мы сильны!

В желаньи жить - сердца упрочены…
Живи, надейся и молчи…
Когда ж настанет наша очередь,
Цветы мы сменим на мечи!

.............................
© Copyright: Северянин Игорь

 


 

    

   

 
  Читать стихи Северянина. Поэт Игорь Северянин - стихотворения онлайн. Тексты стихов И.Северянина.