на главную
содержание
 
АННЕНСКИЙ
  
СЛУЧЕВСКИЙ
  
СОЛОВЬЕВ
 
МИНСКИЙ
  
ЧЮМИНА
  
АМФИТЕАТРОВ
  
СОЛОГУБ
  
МЕРЕЖКОВСКИЙ
  
ИВАНОВ
  
БАЛЬМОНТ
 
ГОРЬКИЙ
  
ГИППИУС
  
ЛОХВИЦКАЯ
  
БУНИН
  
ВАЛЕНТИНОВ
 
КУЗМИН
  
ТЭФФИ
  

 
Чёрный лучшее 10
Чёрный лучшее 20
Чёрный лучшее 30
Чёрный лучшее 40
Чёрный лучшее 50
Чёрный лучшее 60
Чёрный лучшее 70
Чёрный лучшее 80
Чёрный лучшее 90
Чёрный лучшее 99
   
стихи Чёрного  1
стихи Чёрного  2
стихи Чёрного  3
стихи Чёрного  4
стихи Чёрного  5
стихи Чёрного  6
стихи Чёрного  7
стихи Чёрного  8
стихи Чёрного  9
стихи Чёрного 10

стихи  для детей
стихи  для детей
  
стихи Северянина
стихи Северянина
стихи Северянина
стихи Северянина
стихи Северянина
 
поэты  о любви 1
поэты  о любви 2
поэты  о любви 3
поэты  о любви 4
Асадов   о любви
Асадов   о любви
А. Фет   о любви
 
Есенин    лучшее
Цветаева  лучшее
Маяковский лучше
Ахматова  лучшее
Блок      лучшее
Пастернак лучшее
Северянин лучшее
Есенин  ещё  ещё
 

ТЭФФИ и БАЛТРУШАЙТИС: стихи русских поэтов: факты жизни: поэзия 20 века 

ТЭФФИ
1872 —1952
Псевдоним Надежды Лохвицкой. Поэтесса, прозаик, драматург. Сестра поэтессы Мирры Лохвицкой. Была постоянным сотрудником аверченковского «Сатирикона» с момента
основания в 1908 году. В 1910-м вышла первая книжка ее рассказов. Она была популярной. Тэффи приветствовала
Февральскую революцию, но бежала от Октябрьской в Париж.
Выпустила за рубежом 15 книг прозы, часто печатала статьи в эмигрантских газетах и журналах. 

БЕДНЫЙ АЗРА
Каждый день чрез мост Анйчков,
Поперек реки Фонтанки,
Шагом медленным проходит
Дева, служащая в банке.
Каждый день на том же месте,
На углу, у лавки книжной,
Чей-то взор она встречает —
Взор горящий и недвижный.
Деве томно, деве странно,
Деве сладостно сугубо:
Снится ей его фигура
И гороховая шуба.
А весной, когда пробилась
В скверах зелень первой травки,
Дева вдруг остановилась
На углу, у книжной лавки.
«Кто ты? — молвила,— откройся!
Хочешь — я запламенею
И мы вместе по закону
Предадимся Гименею?»
Отвечал он: «Недосуг мне.
Я агент. Служу в охранке
И поставлен от начальства,
Чтоб дежурить на Фонтанке».

ПЕРЕД КАРТОЙ РОССИИ
В чужой стране, в чужом старом доме
На стене повешен ее портрет,
Ее, умершей как нищенка на соломе,
В муках, которым имени нет.
Но здесь на портрете она вся как прежде,
Она богата, она молода,
Она в своей пышной зеленой одежде,
В какой рисовали ее всегда.
На лик твой смотрю я как на икону...
«Да святится имя твое, убиенная Русь».
Одежду твою рукой тихо трону
И этой рукою перекрещусь.

ТОСКА
Не по-настоящему живем мы, а как-то «пока»,
И развилась у нас по родине тоска,
Так называемая ностальгия.
Мучают нас воспоминания дорогйе,
И каждый по-своему скулит,
Что жизнь его больше не веселит.
Если увериться в этом хотите,
Загляните хотя бы в «The Kitty».
Возьмите кулебяки кусок,
Сядьте в уголок,
Да последите за беженской братией нашей,
Как ест она русский борщ с русской кашей.
Ведь чтобы так — извините — жрать,
Нужно действительно за родину-мать
Глубоко страдать.
И искать, как спириты с миром загробным,
Общения с нею хоть путем утробным.

* * *
А еще посмотрела бы я на русского мужика,
Хитрого, ярославского, тверского кулака,
Чтоб чесал он особой ухваткой,
Как чешут только русские мужики —
Большим пальцем левой руки
Под правой лопаткой.
Чтоб шел он с корзинкой в Охотный ряд,
Глаза лукаво косят,
Мохрится бороденка:
— Барин! Купи куренка!
— Ну и куренок! Старый петух.
— Старый?! Скажут тоже!
Старый. Да ен, може,
На два года тебя моложе!

* * *
Когда я была ребенком,
Так девочкой лет шести,
Я во сне подружилась с тигренком —
Он помог мне косичку плести.
И так заботился мило
Пушистый, тепленький зверь,
Что всю жизнь я его не забыла,
Вот — помню даже теперь.
А потом, усталой и хмурой —
Было лет мне под пятьдесят —
Любоваться тигриной шкурой
Я пошла в Зоологический сад.
И там огромный зверище,
Раскрыв зловонную пасть,
Так дохнул перегнившей пищей,
Что в обморок можно упасть.
Но я, в глаза ему глядя,
Сказала: «Мы те же теперь,
Я — все та же девочка Надя,
А вы — мне приснившийся зверь.
Все, что было и будет с нами,
Сновиденья, и жизнь, и смерть.
Слито все золотыми звездами
В Божью вечность, в недвижную твердь».
И ответил мне зверь не словами,
А ушами, глазами, хвостом:
«Это все мы узнаем сами
Вместе с вами. Скоро. Потом».

ЮРГИС БАЛТРУШАЙТИС
1873—1944
Литовский поэт, прекрасно владевший русским языком. Его стихи еще до революции включались в русские антологии. После революции был чрезвычайным посланником и полномочным представителем Литвы в Москве. С начала 1930-х годов много писал на литовском.

ДВА СТИХОТВОРЕНИЯ
I
Как трудно высказать — нелживо,
Чтоб хоть себя не обмануть —
Чем наше сердце втайне живо,
О чем, тоскуя, плачет грудь...
Речь о мечтах и нуждах часа
В устах людей — всегда — прикраса,
И силен у души — любой —
Страх наготы перед собой,—
Страх истины нелицемерной
Иль, брат боязни, хитрый стыд,
О жалком плачущих навзрыд,
Чтоб точным словом, мерой верной
Того случайно не раскрыть,
Чему сокрытым лучше быть...
II
Но есть и: час иной напасти,
Когда мы тщетно ищем слов,
Чтоб с тайны помыслов иль страсти
Хотя б на миг совлечь покров,—
Чтоб грудь, ослепшая от муки,
Явила в знаке, или в звуке,
Иль в скорби молчаливых слез,
Что Бог судил, что мир принес...
И, если пыткой огневою
Весь, весь охвачен человек,
Он только холоден, как снег,
И лишь с поникшей головою
В огне стоит пред тайной тьмой,
Вниманью чуждый и немой. 
 
* * *  
Вы читали стихотворения русского поэта - о России, жизни, времени и себе. Мы нашли и собрали текстов стихов, написанных поэтами начала 20 века (классиками русской поэзии и менее известными авторами) произведения которых интересны и актуальны до сих пор. Поэтическую подборку предваряет характеристика, основные факты о жизни и творчестве. Надеемся, что эта коллекция стихов 20 века вам понравится.
Спасибо за чтение и любовь к стихам!
....................................
© Copyright: русская поэзия, 20 век

 


 


   

 
 Читать стихи русских поэтов 20 века.  Тексты стихов - русская поэзия 20 век, начало.