Гуро: стихи русского поэта и биография

НА ГЛАВНУЮ ПОЭТЫ на Г:
Габриак
Галина
Гарднер
Гейнце
Герасимов
Герцык
Гиляровский
Гиппиус В
Гиппиус З
Глебов
Глинка
Гмырев
Гнедич

Голенищев

       

 
Поэт Гуро: биография и стихотворения

Краткая биография русского поэта:

 Еле́на (Элеоно́ра) Ге́нриховна Гуро́, в браке Матюшина (18 [30] мая 1877, Санкт-Петербург — 23 апреля [6 мая] 1913, Уусикиркко, Выборгская губерния) — русская поэтесса, прозаик и художница.

Отец Гуро был высокопоставленным военным, секретарём штаба Петербургского ВО и войск гвардии при в. кн. Владимире Александровиче, генерал-лейтенантом; дед по матери — педагог и детский литератор М. Б. Чистяков; сестра Елены, Екатерина Низен, участвовала в публикациях футуристов. Получила художественное образование, занималась живописью в мастерской Я. Ф. Ционглинского, где познакомилась с будущим мужем, музыкантом и художником-авангардистом М. В. Матюшиным, одним из ключевых деятелей русского футуризма. В 1906—1907 брала уроки живописи у Л. С. Бакста и М. В. Добужинского.

В 1909 издала первую книгу рассказов, стихов и пьес «Шарманка»; тираж при жизни Гуро остался нераспроданным, и оставшиеся экземпляры поступили повторно в продажу после её смерти. К книге сочувственно отнеслись Вячеслав Иванов, Лев Шестов, Алексей Ремизов и Александр Блок, с которым Гуро была знакома лично (Гуро иллюстрировала его стихи в альманахе «Прибой») и который проявлял к её творчеству и личности постоянный интерес.

В 1908—1910 Гуро и Матюшин входят в складывающийся круг русских кубофутуристов-«будетлян» (Давид Бурлюк, Василий Каменский, Велимир Хлебников), они встречаются в доме Матюшиных на Песочной улице в Петербурге (ныне Музей петербургского авангарда на улице Профессора Попова, Петроградская сторона), там основывается издательство «Журавль», в 1910 выходит первый сборник кубофутуристов «Садок судей», где участвует и Гуро. В 1910—1913 она активно выступает и как художник, на выставках левого «Союза молодёжи» и т. п.

В 1912 Елена Гуро выпускает второй сборник «Осенний сон» (положительная рецензия Вяч. Иванова), включающий одноименную пьесу, ряд фрагментов и иллюстрации автора. Наиболее известная её книга, состоящая в основном из стихотворений, но включающая дневниковые фрагменты — «Небесные верблюжата» (1914) — вышла посмертно. Творчество Гуро вызывало сочувственный отклик самых разных критиков, в том числе отрицательно настроенных к футуризму (так, Владислав Ходасевич противопоставлял её остальным футуристам).

Елена Гуро умерла на своей финляндской даче от лейкемии, похоронена там же; могила её не сохранилась. Её памяти футуристы посвятили сборник «Трое» (1913; в книгу вошли стихи Хлебникова и Алексея Кручёных, а также посмертные публикации самой Гуро). Среди молодых петроградских поэтов в 1910-е поддерживался культ Гуро, существовало посвященное ей издательство «Дом на Песочной» (продолжавшее «Журавль»).

Для творчества Гуро характерен синкретизм живописи, поэзии и прозы, импрессионистическое восприятие жизни, поэтика лаконического лирического фрагмента (влияние Ремизова, «симфоний» Андрея Белого, «стихотворений в прозе» Бодлера и связанной с ним традиции), свободный стих, эксперименты с заумью («Финляндия»). Излюбленные тематики: материнство (в ряде стихотворений отражена тоска по умершему сыну «Вильгельму Нотенбергу», которого на самом деле не было), распространяющееся на весь мир, пантеистическое ощущение природы, проклятие городу, в некоторых стихотворениях социальные мотивы.

Поэзия Гуро связана с Финляндией, в которой она подолгу жила. Одноименное заумное стихотворение построено на фонетической стилизации финской речи. Стихотворение Гуро «Финская мелодия» была посвящено «несравненному сыну его родины», известному финскому певцу того времени Паси Яяскеляйнену. Вторая же часть стихотворения, «Не плачь, мать родная», по-видимому, была навеяна одноимённым стихотворением финского поэта Яакко Ютейни.

Интерес к Гуро пробудился благодаря работе Владимира Маркова «Русский футуризм» (1968); в 1988 в Стокгольме издан её сборник «Selected prose and poetry», в 1995 году там же — неизданные произведения из архивов, а в 1996 в Беркли, Калифорния — «Сочинения». В России изданы два сборника избранного с одинаковым названием «Небесные верблюжата»: в Ростове-на-Дону в 1993 и в Петербурге в издательстве «Лимбус Пресс» в 2002, кроме того, в Петербурге вышли сборники «Из записных книжек» (1997) и «Жил на свете рыцарь бедный» (1999). Творчеству Гуро посвящено большое количество исследований в России и за рубежом.


Поэт Гуро: читать тексты стихов: (по алфавиту)


Вдруг весеннее

Земля дышала ивами в близкое небо;
под застенчивый шум капель оттаивала она.
Было, что над ней возвысились,
может быть и обидели ее, -
а она верила в чудеса.
Верила в свое высокое окошко:
маленькое небо меж темных ветвей,
никогда не обманула, - ни в чем не виновна,
и вот она спит и дышит...
и тепло.


<1912>

* * *

Ветрогон, сумасброд, летатель,
создаватель весенних бурь,
мыслей взбудараженных ваятель,
гонящий лазурь!
Слушай, ты, безумный искатель,
мчись, несись,
проносись нескованный
опьянитель бурь.


<1913>

Вечернее

      Покачнулося море -
      Баю-бай.
      Лодочка поплыла.
      Встрепенулися птички...
      Баю-бай,
      Правь к берегу!
         Море, море засыпай,
         Засыпайте куличики,
      В лодку девушка легла
      Косы длинней, длинней
                   Морской травы.
      . . . . . . . . . . . . . .
      Нет, не заснет мой дурачок!
      Я не буду петь о любви.
      Как ты баюкала своего?
      Старая Озе, научи.
         Ветви дремлют...
            Баю-бай,
         Таратайка не греми,
            Сердце верное - знай -
         Ждать длинней морской травы.
Ждать длинней, длинней морской травы,
         А верить легко...
      Не гляди же, баю-бай,
      Сквозь оконное стекло!
      Что окошко может знать?
         И дорога рассказать?
Пусть говорят - мечты-мечты,
Сердце верное может знать
То, что длинней морской косы.

      Спи спокойно,
      Баю-бай,
      В море канули часы,
      В море лодка уплыла
      У сонули рыбака,
      Прошумела нам сосна,
      Облака тебе легли,
      Строются дворцы вдали, вдали!..


<1913>

* * *

Возлюбив боль поругания,
Встань к позорному столбу.
Пусть не сорвутся рыдания! -
Ты подлежишь суду!

Ты не сумел принять мир без содрогания
В свои беспомощные глаза,
Ты не понял, что достоин изгнания,
Ты не сумел ненавидеть палача!
. . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   Но чрез ночь приди в запутанных улицах
   Со звездой горящей в груди...
   Ты забудь постыдные муки!
   Мы все тебя ждем в ночи!

Мы все тебя ждем во тьме томительной,
Ждем тепла твоей любви...
Когда смолкнет день нам бойцов не надо, -
Нам нужен костер в ночи!

А на утро растопчем угли
Догоревшей твоей любви
И тебе с озлобленьем свяжем руки...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Но жди вечерней зари!



<1913>

* * *

                                  Памяти моего незабвенного
                                  единственного сына В. В.
                                  Нотенберг.

Вот и лег утихший, хороший -
Это ничего -
Нежный, смешной, верный, преданный -
Это ничего.

Сосны, сосны над тихой дюной
Чистые, гордые, как его мечта.
Облака да сосны, мечта, облако...

Он немного говорил. Войдет, прислонится.
Не умел сказать, как любил.

Дитя мое, дитя хорошее,
Неумелое, верное дитя!
Я жизни так не любила,
Как любила тебя.

И за ним жизнь, жизнь уходит -
Это ничего.
Он лежит такой хороший -
Это ничего.

Он о чем-то далеком измаялся...
   Сосны, сосны!
Сосны над тихой и кроткой дюной
   Ждут его..

Не ждите, не надо: он лежит спокойно -
Это ничего.


<1912>

Выздоровление

Апетит выздоровлянский
Сон, - колодцев бездонных ряд,
и осязать молчание буфета и печки час за часом.
Знаю, отозвали от распада те, кто любят...
Вялые ноги, размягченные локти,
Сумерки длинные, как томление.
Тяжело лежит и плоско тело,
и желание слышать вслух две-три
лишних строчки, - чтоб фантазию зажгли
таким безумным, звучным светом...
Тело вялое в постели непослушно,
Жизни блеск полупонятен мозгу.
И бессменный и зловещий в том же месте
опять стал отблеск фонаря......
. . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Опять в путанице бесконечных сумерек...
Бредовые сумерки,
я боюсь вас.


<1913>

* * *

Гордо иду я в пути.
   Ты веришь в меня?
Мчатся мои корабли
   Ты веришь в меня?
Дай Бог для тебя ветер попутный,
   Бурей разбиты они -
Ты веришь в меня?
   Тонут мои корабли!
Ты веришь в меня!
   Дай Бог для тебя ветер попутный!


<1913>

Город

Пахнет кровью и позором с бойни.
Собака бесхвостая прижала осмеянный зад к столбу
Тюрьмы правильны и спокойны.
Шляпки дамские с цветами в кружевном дымку.

Взоры со струпьями, взоры безнадежные
Умоляют камни, умоляют палача...
Сутолка, трамваи, автомобили
Не дают заглянуть в плачущие глаза

Проходят, проходят серослучайные
Не меняя никогда картонный взор.
И сказало грозное и сказало тайное:
"Чей-то час приблизился и позор"

Красота, красота в вечном трепетании,
Творится любовию и творит из мечты.
Передает в каждом дыхании
Образ поруганной высоты.

Так встречайте каждого поэта глумлением!
Ударьте его бичом!
Чтобы он принял песнь свою, как жертвоприношение,
В царстве вашей власти шел с окровавленным лицом!

Чтобы в час, когда перед лающей улицей
Со щеки его заструилась кровь,
   Он понял, что в мир мясников и автоматов
   Он пришел исповедовать - любовь!

   Чтоб любовь свою, любовь вечную
   Продавал, как блудница, под насмешки и плевки, -
А кругом бы хохотали, хохотали в упоении
Облеченные правом убийства добряки!

   Чтоб когда, все свершив, уже изнемогая,
   Он падал всем на смех на каменья вполпьяна, -
В глазах, под шляпой модной смеющихся не моргая,
   Отразилась все та же картонная пустота!


Март 1910

Готическая миниатюра

В пирном сводчатом зале,
в креслах резьбы искусной
сидит фон Фогельвейде:
певец, поистине избранный.
В руках золотая арфа,
на ней зелёные птички,
на платье его тёмносинем
золоченые пчелки.
И, цвет христианских держав,
кругом благородные рыцари,
и подобно весенне-белым
цветам красоты нежнейшей,
замирая, внимают дамы,
сжав лилейно-тонкие руки.
Он проводит по чутким струнам:
понеслись белые кони.
Он проводит по светлым струнам:
расцвели красные розы.
Он проводит по робким струнам:
улыбнулись южные жёны.
Ручейки в горах зажурчали,
рога в лесах затрубили,
на яблоне разветвлённой
качаются птички.
Он запел, -- и средь ночи синей
родилось весеннее утро.
И в ключе, в замковом колодце,
воды струя замолчала;
и в волненьи черезвычайном
побледнели, как месяц, дамы,
на мечи склонились бароны...
И в высокие окна смотрят,
лучами тонкими, звезды.
.........................
Так, в прославленном городе Вартбурге,
славнейший певец Саксонии --
поет, радость дам и рыцарей,
Вальтер фон Фогельвейде.


Детская шарманочка

С ледяных сосулек искорки,
И снежинок пыль...
А шарманочка играет
Веселенькую кадриль.
     Ах, ее ободочки
     Обтерлись немножко!
Соберемся все под елочкой:
Краток ночи срок;
Коломбина, Арлекин и обезьянка
Прыгают через шнурок.
Высоко блестят звезды
Золотой бумаги
И дерутся два паяца,
Скрестив шпаги.
     Арлекин поет песенку:
- Далеко, далеко за морем
Круглым и голубым
Рдеют апельсины
Под месяцем золотым.
     Грецкие орехи
     Серебряные висят;
     Совушки фонарики
     На ветвях сидят.
И танцует кадриль котенок
В дырявом чулке,
А пушистая обезьянка
Качается в гамаке.
     И глядят синие звезды
     На счастливые мандарины
     И смеются блесткам золотым
     Под бряцанье мандолины.


* * *

       Дождики, дождики,
   Прошумят, прошумят.
Дождики - дождики, ветер - ветер
   Заговорят, заговорят, заговорят -
       Журчат.


Едкое

Пригласили! Наконец-то пригласили.
Липы зонтами, - дачка...
Оправляла ситцевую юбочку.
. . . . . . . . . . . . . . . . .
Уже белые платьица мелькали,
Уж косые лучи хотели счастья.
Аристончик играл для танцев.
            Между лип,
Словно крашеный, лужок был зеленый!
Пригласили: можно веселиться.
Танцовать она не умела
И боялась быть смешной, - оступиться.
Можно присесть бы с краешка, -
Где сидели добрые старушки.
Ведь и это было бы веселье:
Просмотреть бы целый вечер, - чудный вечер
На таких веселых подруг!
"Сонечка!" Так просто друг друга "Маша!" "Оля!".
Меж собой о чем-то зашептались-
И все вместе убежали куда-то!
. . . . . . . . . . . . . . . . .
Не сумела просто веселиться:
Слишком долго была одна.
Стало больно, больно некстати...
Милые платьица, недоступные.,.
Пришлось отвернуться и заплакать.
А старушки оказались недобрые:
И неловко, - пришлось совсем уйти.


Звездочка

         Звездочка
              Высока.
Она блестит, она глядит, она манит,
         Над грозным лесом
         Она взошла.
Черный грозный лес,
              Лес стоит.
Говорит: - в мой темный знак,
Мой темный знак не вступай!
От меня возврата нет -
              Знай!
         За звездой гнался чудак
              Гнался...
         Где нагнать ее
              Не отгадал...
                   Не нагнал -
                   И счастлив был, -
                   За нее,
              За нее пропал!


Июнь-вечер

Как высоко крестили дальние полосы, вершины -
     Вы царственные.
Расскажи, о чем ты так измаялся
     Вечер, вечер ясный!
Улетели в верх черные вершины -
     Измолились высоты в мечтах,
Изошли небеса, небеса...
     О чем ты, ты изомлел-измаялся
Вечер - вечер ясный?


Июнь

Глубока, глубока синева.
Лес полон тепла.
И хвоя повисла упоенная
     И чуть звенит
                 от сна.
Глубока глубока хвоя.
     Полна тепла,
     И счастья,
     И упоения,
     И восторга.


<1913>

Лень

И лень.

К полдню стала теплень.

На пруду сверкающая шевелится

Шевелень.

Бриллиантовые скачут искры.

Чуть звенится.

Жужжит слепень.

Над водой

Ростинкам лень.



<1913>

Моему брату

Помолись за меня - ты
Тебе открыто небо.
Ты любил маленьких птичек
И умер замученный людьми.
Помолись обо мне тебе позволено
чтоб-б меня простили.
Ты в своей жизни не виновен в том -
в чем виновна я.
Ты можешь спасти меня.
помолись обо мне
. . . . . . . . . . . . . . . . . .
     Как рано мне приходится не спать,
     оттого, что я печалюсь.
Также я думаю о тех,
кто на свете в чудаках,
кто за это в обиде у людей,
позасунуты в уголках - озябшие без ласки,
плетут неумелую жизнь, будто бредут
длинной дорогой без тепла.
Загляделись в чужие цветники,
где насажены
розовенькие и лиловенькие цветы
для своих, для домашних.
А все же их хоть дорога ведет -
идут, куда глаза глядят,
я - же и этого не смогла.
Я смертной чертой окружена.
И не знаю, кто меня обвел.
Я только слабею и зябну здесь.
     Как рано мне приходится не спать,
     оттого, что я печалюсь.


<1913>

На еловом повороте

Крепите снасти!
   Норд-Вест!
Смельчаком унеслась
   в небо вершина
И стала недоступно
   И строго
         на краю,
От ее присутствия - небо - выше.


<1913>

* * *

Но в утро осеннее, час покорно-бледный,
Пусть узнают, жизнь кому,
Как жил на свете рыцарь бедный
И ясным утром отошел ко сну.
Убаюкался в час осенний,
Спит с хорошим, чистым лбом
Немного смешной, теперь стройный -
И не надо жалеть о нем.


<1912>

* * *

Он доверчив, -
   Не буди.
Башни его далеко.
   Башни его высоки.
Озера его кротки.
   Лоб его чистый -
На нем весна.
   Сорвалась с ветви птичка -
И пусть несется,
   Моли, моли, -
Вознеслась и - лети!
Были высоки и упали уступчиво
            Башни!
И не жаль печали, - покорна небесная.
   Приласкай, приласкай покорную
Овечку печали - ивушку,
   Маленькую зарю над черноводьем.
Ты тянешь его прямую любовь,
   Его простодушную любовь, как ниточку,
А что уходит в глубину?
            Верность
И его башни уходят в глубину озер.
   Не так ли? Полюби же его.


<1913>

* * *

Поклянитесь однажды, здесь мечтатели,
глядя на взлет,
глядя на взлет высоких елей,
на полет полет далеких кораблей,
глядя как хотят в небе островерхие,
никому не вверяя гордой чистоты,
поклянитесь мечте и вечной верности
гордое рыцарство безумия,
и быть верными своей юности
и обету высоты.


<1913>

* * *

Пролегала дорога в стороне,
Не было в ней пути.
     Нет!
А была она за то очень красива!
     Да, именно за то...
Приласкалась к земле эта дорога,
Так прильнула, что душу взяла.
     Полюбили мы эту дорогу
     На ней поросла трава.
Доля, доля, доляночка!
Доля ты тихая, тихая моя.
Что мне в тебе, что тебе во мне?
     А ты меня замучила!


* * *

Струнной арфой
- Качались сосны,
          где свалился полисадник.
у забытых берегов
          и светлого столика
рай неизвестный,
          кем-то одушевленный.
У сосновых стволов
          тропинка вела,
населенная тайной,
          к ласковой скамеечке,
виденной кем-то во сне.
          Пусть к ней придет
вдумчивый, сосредоточенный,
          кто умеет любить, не зная кого,
ждать, - не зная чего,
          а заснет, душа его улетает
к светлым источникам
          и в серебряной ряби
веселится она.


<1913>

* * *

              Ты веришь в меня?
              - Я верю в тебя. -
              А если они все будут против меня?
              Ну да, какой же ты, я верю в тебя.
              Если все мои поступки будут
              позорно против меня?
              Я же верю в тебя!

     В небо улетает, улетает ласточка - кружится от
счастья. На дюне пасмурно, серо и тихо.
     Куличок льнет к песку.


<1913>

Финляндия

Это ли? Нет ли?
   Хвои шуят, - шуят
Анна - Мария, Лиза, - нет?
   Это ли? - Озеро ли?

Лулла, лолла, лалла-лу,
   Лиза, лолла, лулла-ли.
   Хвои шуят, шуят,
ти-и-и,ти-и-у-у.

   Лес ли, - озеро ли?
Это ли?

   Эх, Анна, Мария, Лиза,
Хей-тара!
   Тере-дере-дере.. .Ху!
Холе-кулэ-нэээ.

   Озеро ли?-Лес ли?
Тио-и
   ви-и... у.


<1913>

Этого нельзя же показать каждому?

Прости, что я пою о тебе береговая сторона
   Ты такая гордая.
Прости что страдаю за тебя -
   Когда люди, не замечающие твоей красоты,
Надругаются над тобою и рубят твой лес.
   Ты такая далекая
И недоступная.
   Твоя душа исчезает как блеск -
Твоего залива
   Когда видишь его близко у своих ног.
Прости, что я пришел и нарушил -
   Чистоту, твоего одиночества
Ты царственная.
 

Вы читали онлайн стихи: русский поэт Гуро: биография автора и тексты произведений.
Классика русской поэзии: Гуро: стихотворения о любви, жизни, природе из большой коллекции коротких и красивых стихов известных поэтов России.

......................
Стихи поэтов 

 


 
Голодный
Гольц-Миллер
Горбунов-Посадов
Городецкий
Горький
Гофман
Грааль-Арельский
Грамматин
Гребенка
Греков
Грибоедов
Григорьев
Губер
Гумилев

Гуро

       
   

 
  Читать тексты стихов поэта. Коллекция произведений русских поэтов, все тексты онлайн. Творчество, поэзия и краткая биография автора.