Сидоров: стихи русского поэта и биография

НА ГЛАВНУЮ ПОЭТЫ:
Радищев
Радлова
Раевский
Раич
Ратгауз
Рейснер
Рерих
Ржевский
Розенгейм
Ростовский
Ростопчина
Рукавишников
Рылеев

       

 
Поэт Сидоров: биография и стихотворения

Краткая биография русского поэта:

Юрий Ананьевич Сидоров - родился 13 ноября (старый стиль) 1887 года в Петербурге. 13-ти лет поступил в 3-й класс Борисоглебской гимназии, 8-й класс кончил в Калуге. В 1906 г. поступил на историко-филологический факультет Московского университета. Умер 21 января 1909 года. Последние годы жизни был очень увлечен религиозной мистикой Мережковского, с одной стороны, и боготворил Пушкина, как поэта, с другой. Писать начал в юношеском возрасте.  

Поэт Сидоров: читать тексты стихов: (по алфавиту)


Велосипедистка

Стремясь к неведомой победе,
К какому счастию рвались,
Когда вы на велосипеде
Сверкнувшим вихрем пронеслись?

Чета точёных тонких ножек,
Нажав упругую педаль,
Вас мчит по гравию дорожек,
Среди кустов, в какую даль?

Вы пронеслись, давая встречным
Предупреждающий звонок,
В восторге лёгком и беспечном,
Куда? - я угадать не мог.

Но стало грустно без причины...
А из-под гордых, нежных век
Следили вы стальной машины
Блестящий и бесшумный бег.


Встреча

Бродя по городской пустыне,
Зачем теперь я, разлюбя,
В фотографической витрине
Случайно увидал тебя?

Прижат сверкающею кнопкой,
В картоне сереньком портрет
Зачем мне шлет улыбкой робкой
Свой упрекающий привет?

И ты ничуть не изменилась,
Все так же тонки кисти рук,
И в кружева все та ж вцепилась
Брошь - бриллиантовый паук.

Но мягкий блеск печали тайной
В твоих глазах - он разве был?
Там шум толпы и гул трамвайный,
А я перед стеклом застыл.

Стою, пройдет, толкнет прохожий,
Стою, не в силах отойти.
Слепой ли рок, иль промысл божий
С тобою свел? Шепчу: прости!


Гемма

       О.П.Михайловой

Рельефы геммы резаны так хрупко, тонко:
Задрапирована там бледной, гибкой тканью
Фигура нежной девушки-полуребёнка,
Цевницы взявшей древние своею дланью.

Камея серая из Везувийской лавы,
Подёрнутая сизо-пепельным налётом,
Лицо твоё - как отблеск строгой славы,
Зовёт к родимым и забытым взлётам.

Ты некогда ведь тож была живой, как все мы,
Но на тебя глаза Бессмертной посмотрели,
Окаменела ты Помпейской геммой,
Прижав к устам две чуткие свирели...


* * *

Забылся я в радостных грезах.
Открылась весенняя сонь.
Так весело в нежных березах
Завился Зеленый огонь.

Зеленый и светлый мерцает
Он ясным просветом своим,
И тихо над ним проплывает
Сверкающий, розовый дым.

Ужель это тихое пламя
И эти простые мечты -
Твое многоцветное знамя,
Твои неземные цветы?



Идиллия

От жары и томной лени
Отупел я и затих.
Запылённый куст сирени
Кроет барышень моих.

Им не страшен полдень жаркий,
Не нужна им, видно, тень,
Занят спелых ягод варкой
Трудовой, весёлый день.

У плетня, где вбиты колья,
Щепок груда и таган.
Раскалённые уголья
Красят щёки в цвет румян.

Вьются лакомые мошки,
Но ревнив хозяйский глаз,
И стучат большие ложки
О блестящий медный таз.

Тёмно-розовый оттенок
Алых вишен на огне.
"Милый Жорж, хотите пенок?"
Предлагают мне оне.

"Нет, не пенок. Без сомненья,
Я, сударыня, не глуп, -
От вишнёвого варенья
Слаще вкус любимых губ".

Смех и нежное кокетство.
О, варенье, лето, лень,
Поздняя влюблённость детства,
Запылённая сирень!


Имя

               М.А.Петровскому

Стою под древесным зелёным покровом,
Опять предаваясь старинной игре, -
Я режу, с блаженством и старым, и новым,
Любимое имя на нежной коре.

Меня не страшит, что сердитое время
Сотрёт эти буквы. О, строгое счастье,
Взлелеявши в сердце нетленное семя
Любви, - для него не бояться ненастья!

Слежу, как кладёт неизменную метку
Глубоко и верно ножа лезвиё.
Луч солнца, пробравшись сквозь ближнюю ветку,
Приветствует радостью дело моё.

Нет горя былого и ропота нету;
Богов я прошу об единой услуге, -
Дозволить последнему в мире поэту
На дереве вырезать имя подруги.


История

Друзья, про прежнюю беду
Рассказывать я стану.
Они увиделись в саду
Румяным утром рано.

Она его, сорвавши лист,
Приветствовала звонко;
В руках сжимал он тонкий хлыст,
Она - несла котёнка.

Храня беседы важный чин,
Так начала Алина:
"Как ваш несносный старый сплин?".
- Благодарю, кузина. -

Но говорило всё вокруг,
Что это было глупо, -
Зелёным шёлком стлался луг
Дерев сквозили купы;

Стояла поздняя весна,
Трава нежна, как ложе;
Невольно поняла она
И он постигнул тоже.

И робости сказав своей
Последнее проклятье,
Алину томную скорей
Он заключил в объятья.

"Мою любовь не утаю,
Прелестнейший ребёнок".
И закричал "мяу-мяу"
Притиснутый котёнок.

И наградил его он вдруг
Царапиной кровавой,
И огласил атласный луг
Весёлый смех лукавый, -

Так бьёт вина кипучий ток.
Она ушла в мгновенье,
Он к ране приложил платок
И плакал без стесненья.


К самому себе

Мне вновь молчать велело время наше,
И снова роком старым суждено
Восторга и любви священное вино
Хранить в душе, как в драгоценной чаше.

В недвижном я и мертвенном покое,
Безмолвно жду, пока минует час,
И гасит блеск полузакрытых глаз
Презрение холодное и злое.


Карусель

Весь в бисере и арабесках
Шатер твой черный, карусель.
Горит и вьется на подвесках
Златою нитью канитель.

Сигнал - и вот волной певучей
Ударил яростный орган,
Повсюду звон, огонь летучий
И засверкавший ураган.

Летит она, как вихрь блестящий,
Музыкой легкою звеня,
В искристый круг свой, уносящий
Пыль позументного огня.

В восторге детском и невинном
Кружусь, и мнится мне, для всех
Слилися в торжестве едином
Теперь веселье, жизнь и смех.


Ложе

Гляжу, любимая, с тоскою безнадежной,
С больной тоской гляжу я на постель твою
Под нежной кисеей, сквозной и белоснежной.
И горе старое лелею и таю.

Не я, другой взойдет к тебе на это ложе,
Другого обожжет девичья нагота,
Огнем, святым огнем, к благоуханной коже
Другой прижмет свои иссохшие уста.

Когда ликующий, невыносимый трепет,
Как легкий вихрь, взовьет, взовьет обоих вас,
Угадываю я его виновный лепет
И томный блеск твоих полузакрытых глаз.

Кровь оросит потом одежд измятых ткани,
И он внезапно, вдруг и странно замолчит,
И музыка твоих подавленных рыданий
Псалмом молитвенным над ложем прозвучит.

Невеста и жена... С последнею любовью
С невыразимой безнадежною тоской
Перекрестил постель, склонился к изголовью.
Покров владычицы да будет над тобой!


Минута

Какая странная отрада
В исходе лета, ясным днем
Среди зеленых кленов сада
Сидеть с Алиною вдвоем.

Откинувши рукав кисейный.
Как ей досадно поправлять
Рукою тонкой и лилейной
Волос отбившуюся прядь.

Кругом покой, рой мушек вьется,
А голубая твердь чиста,
Рисуясь в ней, не шелохнется
Зигзаг кленового листа.

Приносится зефирным током
Благоуханье поздних роз.
Там, в водоеме неглубоком.
Чуть слышен стук хрустальных слез.

Горит огнем лазурным урна,
Вся синих васильков полна,
И бьет минута, пусть одна,-
Не веришь больше в мощь Сатурна.


Муза

Бывает иногда пустынно и уныло
В моей душе. Увы, того, что было, нет;
Бескрылая, без сил, душа любовь забыла,
Со мною милой нет. Я - не поэт.

Восторги гордые молитв и славословий
Игрою грустных грёз теперь заменены,
И жребий горести мне выпадает внове,
Даруя вновь и скорбь, и злые сны.

В минутах жутких я и в тишине великой
Молчу и чутко жду, и слышу ясно так
Созвучье чудное; сокрыто в нём музыкой
Лобзанье лёгкое... Знакомый знак,

Как в двери лёгкий стук, сей звук неизъяснимый
Вдруг предварит меня. Я молвлю: Муза, ты?
И в Музе узнаю я девушки любимой
Прелестные и нежные черты.


Олеография

Верхом вдоль мельничной плотины,
Спустив поводья, едет лорд:
Фрак красный, белые лосины
И краги черные ботфорт.

А рядом в синей амазонке
Милэди следует, склонив
Свой стан затянутый я тонкий,
Кругом ряды зеленых ив.

Там вдалеке за темным парком
Сверкает замок белизной,
И в блеске пурпурном и ярком
Уходит солнце на покой.

Все светом розовым залито;
Безмолвно погасает день,
И звякнет лишь порой копыто
О подвернувшийся кремень.


Ольге

Развешаны по тонкоствольной роще
Сквозные, золотые кружева,
И кажется красивее и проще,
Как шелк, как темно-серый шелк, трава.

И нити серебристой паутины
Горят и гаснут - и опять горят:
Прилепятся на миг к стволу осины
И, оторвавшись, вновь, блестя, летят.

Сверкает нежно лезвием сапфирным
В зеленом небе тонкий серп луны...
О, сердце, успокоенным и мирным
Пребудь среди осенней тишины!


* * *

Опять, опять огонь повсюду.
Огонь палящий и немой...
Я долго поклонялся чуду,
Но чистота - удел не мой.

И снова в безднах сладострастья
Я вижу быстрый лет теней -
И рад без сил навек упасть я
В пучину дьявольских огней.

Лазурь зажглася перед взором,
Ее затмил мой гордый смех,
Я упиваюсь вновь позором
Порочных и больных утех.

Опять тлетворный дым курений
Тяжелым ветром нанесло,
И вечных мук и наслаждений
Ждет бесконечное число.

Раскинув голые колена
На темный бархат алтаря,
Меня зовет моя Елена.
Пылай, зловещая заря!

Я гибну - гибну, так хотел я.
Нет, так позволила она,
На алтаре двух сжатых тел я
Молюсь тебе, брат, Сатана.

И ты не знал, был сотворенным,
И ты погиб, как гибну я.
Своим паденьем упоенный,
Я знаю, ты позвал меня.


Психопомп

Превзойдены все извращённости,
Ненужный ил гнилых болот,
Хаос предмирной сотворённости,
Наследье Тиаматы - Мот -
В них с Саваофом примирённости.

А я в нездешней удалённости,
За хрусталём небесных вод,
Жду в порываньях исступлённости
Созвездий-колесниц восход,
Один с собой в самовлюблённости.

Я в ризах птичьей окрылённости
Прошёл планетных семь ворот
И в нимбе божьей озарённости
Ибисоглавый рек мне Тот:
"Аррэт, и ты в уединённости".


Психопомп (греч. проводник душ) - одно из культовых имен Гермеса, обязанностью которого было сопровождение теней умерших в царство Аида.
Тиамат - в аккадской мифологии драконоподобная богиня первозданной стихии.
Мот в западносемитской мифологии бог смерти и подземного царства мёртвых.


Радуга

Горит сверкающее знамя,
Моей души последний стяг,
Благоухающее пламя,
Обетованье вечных благ.

И ветер острым, нежным свистом
Трубит в хрустальные рога,
Царит, парит в эфире чистом
Твоя нетленная дуга.

Сквозной, синеющий простор
Горит стоцветными огнями.
Опять взметнула ты над нами
Свой ясный, блещущий восторг.


Соблазн

Страшны провалы чёрные твои, о одиночество,
Веселия весеннего не манит нежный цвет.
Всё, всё забыл для злобного, лукавого пророчества:
"Мрак глубже и священнее, чем ты, лучистый Свет".

Разгадки нет, и в ужасе престол уединения
Я, самозванец призрачный, готов отдать, пав ниц, -
Вдруг воссияла дивная вратами откровения
Заря из радужных, трепещущих зарниц.

И не страшит теперь меня пустыня одиночества,
И смело принимаю я свой тягостный обет.
Я понял, уяснилося старинное пророчество:
"Мрак есть непонятый и непонятный Свет".


Стансы

О, детство, - золотая погремушка!
Ребенок прозвенит, смеется и счастлив,
И чуткие два розовые ушка
Внимают сей веселый перелив.

А юность с арфой многострунной сходна,
Так звучен и красив ее напев,
В нем отразились полно и свободно
Лобзания и пени нежных дев.

Но вот когда утихнет чувства ярость,
Как вечный спор в душе добра и зла, -
Над человеком загудят, о, старость,
Твои тяжелые колокола.


Утро

Кто видел утро городское
И кто любил его, как я,
Тот знает, прячется иное
За пестрой ширмой бытия.

Вот зацветает нежной сказкой
На небе бледная заря,
И голубой, печальной краской
Рожок мерцает фонаря.

И, отражаясь на заборах,
Вдруг загорелся алый блеск.
Трамваев первых острый шорох,
Растущий гул, начальный плеск.

И каждый путник верит чуду,
Забыв глухой, ночной обман,
А в улицах стоит повсюду
Прозрачный, розовый туман.


Фразы

                          С.М.Соловьёву

Полдневный зной, и мы в беседке,
Алина милая, с тобой;
Над входом пышною листвой
Душистых лип свисают ветки.

Омбрелью кружевной играя,
Ты говорила: "Этот сад,
На мой провинциальный взгляд,
Походит на преддверья Рая".

А вечером за арфой нужной
Ты пела; голос твой звучал,
Как ручейка звучит кристалл,
Звеня о камень прибережный:

"Приди любовь, даруй блаженство..."
А за Вольтером граф-отец
Ворчал: "Наступит ли конец
Интригам злобным духовенства?".


Элегия

Когда меня молитвы дивным светом
Жизнь озарит, я все молюсь тогда,
Зачем господь создал меня поэтом
И не дал мне посильного труда.
Всю скорбь судьбы и мертвенную скуку,
И боль страстей, отраву тайных слез,
И вечную грядущую разлуку
Как я легко, как вольно перенес.
Лишь быть, как все. Не ведаю: настанет
Иль нет, обманет злобно вновь
Тот миг, когда уже до смерти ранит
В последний раз последняя любовь?..
 

Вы читали онлайн стихи русского поэта: биографию и тексты произведений.
Классика русской поэзии: стихотворения о любви, жизни, природе, Родине из коллекции коротких и красивых стихов поэтов России.

......................
Стихи поэтов 

 


 
Садовников
Садовской
Северянин
Семенов
Сидоров
Симборский
Синегуб
Скиталец
Случевский
Смоленский
Соколов
Соловьев Вл
Соловьев Вс
Соловьев С

Соловьева
Сологуб
Станкевич
Столица
Стражев
Сумароков
Суриков
       
   

 
  Читать тексты стихов поэта. Коллекция произведений русских поэтов, все тексты онлайн. Творчество, поэзия и краткая биография автора.