Станкевич: стихи русского поэта и биография

НА ГЛАВНУЮ ПОЭТЫ:
Радищев
Радлова
Раевский
Раич
Ратгауз
Рейснер
Рерих
Ржевский
Розенгейм
Ростовский
Ростопчина
Рукавишников
Рылеев

       

 
Поэт Станкевич: биография и стихотворения

Краткая биография русского поэта:

Николай Владимирович Станкевич [27.9(9.10). 1813, с. Удеревка Острожского уезда Воронежской губернии, — 25.6(7.7).1840, Нови-Лигуре, Италия], русский общественный деятель, философ, поэт. Окончил Московский университет (1834), в университете находился под влиянием профессора М. Т. Каченовского, разделяя взгляды т. н. скептической школы в историографии (статья «О причинах возвышения Москвы в 14—15 вв.»). С конца 1831 вокруг Станкевича в Московском университете сложился литературно-философский кружок. В 1837 больной туберкулёзом Станкевич уехал на лечение заграницу. Изучал философию Ф. Шеллинга, И. Канта и И. Фихте; позднее Г. Гегеля и Л. Фейербаха. В философии Станкевич видел средство познания истины и совершенствования жизни — единственного дела, достойного нравственного человека. С 1833 Станкевич находился под полицейским надзором за связь с антиправительственной группой студентов Московского университета во главе с Я. И. Костенецким. Главную силу исторического прогресса Станкевич видел в просвещении, основной задачей русской интеллигенции считал пропаганду просветительских идей, гуманизма. Литературные и эстетические взгляды Станкевича формировались в значительной степени под воздействием Н. И. Надеждина. Станкевич отстаивал принцип подлинной народности, выступал против фальши и пошлости в литературе и искусстве, их назначение видел в служении народу. Поэтическое наследие С. невелико. В стихах он выразил мысли и чувства, характерные для передовой русской интеллигенции, искавшей в обстановке политической реакции пути к познанию и преобразованию жизни. Письма Станкевича — неоценимый источник изучения духовной жизни 30-х гг. Станкевич был человек удивительной цельности, принципиальности и широты взглядов, разносторонне образованный и обладавший даром «открывать чужие таланты». Ему русская литература обязана открытием таланта поэта А. В. Кольцова; он оказал огромное влияние на В. Г. Белинского, Т. Н. Грановского и И. С. Тургенева. О душевных качествах Станкевича высоко отзывались Н. Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов.
 

Поэт Станкевич: читать тексты стихов: (по алфавиту)


Весна

Жизнь на празднике природы,
Цвет и зелень на полях,
Неба радужные своды
Рдеют в солнечных лучах,
И текут, красуясь, воды.

Всё цветет, благоухает,
Всюду радость разлита;
В сердце пламень проницает,
И волшебная мечта
Дух невольно увлекает.

Вновь родятся упованья,
Вновь душа отворена
Обольстительным желаньям,
И, как легкий призрак сна,
Проявились вспоминанья.

Где же всё, что сердцу льстило?
Чем питалася мечта?
То, что к жизни приманило?
Без чего она пуста,
Как безмолвная могила?

К славе гордое стремленье,
Упованья юных дней,
Жар священный вдохновенья,
Вера полная в людей
И восторгов упоенья? -

Погубил всё ранний опыт,
Рано пал на сердце хлад!
Зависти презренный шепот,
Добродетель без наград...
Но - откинем тщетный ропот!

Все бессильны укоризны,
Победить судьбу - кто мог?
Утешенье в бурной жизни
Мне да будет - вера, бог
И любовь к святой отчизне!

Прочь же грешные роптанья,
Бог - властитель над душой,
Погребу мои страданья,
И, быть может, вновь со мной
Примирятся упованья.

Не погибнет в бурях младость,
Западет во глубь души
Вновь потерянная радость
И в нерушимой тиши
Я признаю рока благость.

Прилетай же, наслажденье!
Тяжкий мрак души рассей,
Посели мне в грудь терпенье
И отвагу юных дней! -
Начинай перерожденье!

Жизнь на празднике природы,
Цвет и зелень на полях,
Неба радужные своды
Блещут в солнечных лучах,
И текут, красуясь, воды.


<1830>, Воронеж

* * *

Вздымают ли бури глубокую душу,
Цветет ли улыбка на светлом лице -
Я вижу в тебе необъятность природы,
Я вижу незыблемый мир божества!

Ты образ вселенной, стремящейся бурно
Исчезнуть в начале и свете своем,
Ты образ отрадный спокойного духа,
Нашедшего мир свой и бога в себе.

Тяжелые, страшные бури нисходят
Порою в глубокую душу твою,
Взрываются страсти, сомненья, и дико
Работу свою начинает хаос.


Грусть

Ночь темна, снег валит,
Ветер по полю шумит;
Приунылая беседа
В даль пустынную глядит.

"Полно, братья, горевать!
Прояснится даль опять,
Снова небо просветлеет;
Снег сбежит с высоких гор,
Вновь цветы утешат взор,
Поле вновь зазеленеет!

В наших тучных лугах,
На обширных степях,
Как и прежде, ружья грянут..."
- "Но почившие в гробах
Не проснутся, не восстанут!

Нам их жизнь не видна!
Их постеля холодна!
Братцы! в память их наполним
Чашу старого вина!

На холме гробовом
Песню громкую споем:
Песню ту, что мы певали
В дни, как в их кругу живом
Шумно, весело жнвали!"


Февраль или март 1831, Москва

* * *

Дай руку мне, любезный Тимофей!
Ты слышишь ли, как это сердце бьется?
Но, друг, в ушах моих еще сильней
Рассудка голос отдается
И всё кричит: "Скорей в Берлин!
Иль ты останешься, скотина!"
Туда зовет меня мой сплин,
Рассудок, сердце, медицина,
И овладели мной они!
В Берлин! В Берлин! Мне нету мочи!
О друг! В Берлине - шумны дни!
О друг! В Берлине - сладки ночи!
Там Берта, доктор Ашерсон,
И доктор Вольф, и женский слон...
Там Гропиуса диорама,
Ее хочу увидеть - страх!
Тиргартен там, на лошадях
В нем скачут кавалер и дама!


14 июня 1839

Два пути

Я на распутии стоял,
С самим собой в борьбе тяжелой:
То мрачный путь, то путь веселый
На поле жизни мне мелькал.
Манила радость - в отдаленьи
Знакомый образ видел я:
К нему с тоской, к нему в томленья
Душа просилася моя.
И уступал я... улетали
Сомненья быстрою чредой:
Туда!.. Но может, путь печали
Скрывает небо за собой!
В раздумьи стал я: блеск обманет,
Любовь коварна, жизнь летит,
Душа от радости устанет,
И рано сердце загрустит.
Забуду ж свет! К безвестной цели
Пойду через тернистый путь!
К гробам! - чтоб страсти омертвели,
Чтоб охладела к миру грудь!
И, заглушивши сердца злобу,
Благословил я мрачный вход:
Что нужды? Жизнь ведет ко гробу -
Быть может, к жизни гроб ведет.

Но что же мне в замену света?
Брожу один в могильной мгле,
Взываю к небу и земле -
Земля и небо без ответа.


Октябрь 1832, Москва

Две жизни

Печально идут дни мои,
Душа свой подвит совершила:
Она любила - и в любви
Небесный пламень истощила.

Я два созданья в мире знал,
Мне в двух созданьях мир явился:
Одно я пламенно лобзал,
Другому пламенно молился.

Две девы чтит душа моя,
По ним тоскует грудь младая:
Одна роскошна, как земля,
Как небеса, свята другая.

И мне ль любить, как я любил?
Я ль память счастия разрушу?
Мой друг! две жизни я отжил
И затворил для мира душу.



1834

Желание славы

        Палящий огнь сокрыт в груди моей,
        Я напоен губительной отравой,
Во мне бушует вихрь страстей,
И кто смирит его? - Одна десница славы!

        Небесная! скажи: узнаю ль я
        Бессмертия святые наслажденья?
Пред взорами веков, при кликах удивленья
Усыновишь ли ты меня?

        Все блага - прочь! С тобой лишь в жизни радость!
Мой путь - к одной мете!
Блюди ж меня, блюди! Да не погибнет младость
        В пыли мирской, в бесплодной суете!


1830

Заветное

В моей душе живут прекрасные виденья
И звуки чудные звучат;
Но никогда творящие мгновенья
Их для людей не воплотят.
Мои друзья - они сжились со мною,
Со мною в тихий гроб сойдут;
Но никогда предателя рукою
Я их толпе не выставлю на суд.
Понять ли ей, как те мечтанья святы?
Как сердце юное живят,
И щедро платят за утраты, -
И с небесами жизнь дружат?
Благодарю! Ты мне их дал, спаситель!
Мне с ними чужд других людей кумир:
Они мне жизнь, любовь; но сердце - их обитель,
Им безответною пустыней был бы мир.


2 апреля 1833

К месяцу

    Подражание Гете

Снова блеск твоих лучей
Землю осребрил;
Снова думам прежних дней
Сердце он открыл.

Ты глядишь печально вдаль
На мои поля, -
Иль тебя, мой друг, печаль
Трогает моя?

Как отрадна для души
Память прежних дней!
Я храню ее в тиши -
Грусть и радость с ней!

Мчися, быстрая вода!
Не расцвесть мне вновь, -
Так умчались навсегда
Верность и любовь!

Я сокровищем владел -
С ним погибло всё!
Сердце, рвись! - но твой удел -
Не забыть его!

Мчися, быстрая река,
Мчися вдоль полей!
Душу мне гнетет тоска,
Песне вторь моей,

В осень бурною волной
Бьешь ли о брега
Или раннею весной
Льешься чрез луга!

Счастлив, кто среди степей
С другом сердца жил;
Кто без злобы на людей
Про людей забыл!

То, что чуждо их душам,
Что их не манит,
В смутный час ночной мечтам
Смутно говорит.


<1832>

Кремль

Склони чело, России верный сын!
Бессмертный Кремль стоит перед тобою:
Он в бурях возмужал и, рока властелин,
Собрав века над древнею главою,
Возвысился могуч, неколебим,
        Как гений славы над Москвою!
О чернь! пади! страшися осквернять
        Твоею пылью эти стены:
На них горит бессмертия печать,
        Они веками освященны!
Здесь гордый ум смирен, окованы мечты,
Но сердце русское исполнено отрады;
Порой устремлены к земле немые взгляды:
Там, в прахе, искрятся великие следы.


1831

Луна

Подражание французскому

Как бы стыдливая краса
Сребристым облаком прикрыта,
Луна взошла на небеса:
Земля сиянием облита.
И дочь счастливая небес,
На светло-яхонтовом лоне,
В огнисто-золотой короне
Течет, златит и дол и лес,
Блестящей свитой окруженна.
Скажи ж, прекрасная луна,
В тончайший облак облеченна,
Что в небе делаешь одна,
Скрывая кроткое сиянье?
Идешь ли ты, как Оссиан,
Грустить в убежище страданья -
О дочь счастливых неба стран! -
И там сокрыть красы младые?
Несчастье знаемо ль тебе?..
Но вот в лазурной вышине,
Одета в ткани золотые,
Катишься по вершинам гор,
Собой пленяешь снова взор!
Теки же долее над нами
И наши взоры восхищай!
И нас до утра озаряй
Твоими кроткими лучами!


 <1829>, Воронеж

Мгновение

Есть для души священные мгновенья:
Тогда она чужда земных забот,
Просветлена лучом преображенья
И жизнию небесною живет.

Борьбы уж пет; стихают сердца муки,
В нем царствуют гармония и мир,
И стройно жизнь перелилася в звуки,
И зиждется из звуков новый мир.

И радужной блестит тот мир одеждой,
Им блеск небес как будто отражен;
Всё дышит в нем любовью и надеждой,
Он верою как солнцем освещен.

И зрим тогда незримый царь творенья:
На всем лежит руки его печать,
Душа светла... В минуту вдохновенья
Хотел бы я на божий суд предстать!


<1832>

На игру г-жи Остряковой

Талант твой нас обворожает,
Твой нежный взгляд, твой милый вид
Невольно в душу проникает
И сердцу внятно говорит.
Равно в Амалии, Аглаевой прелестна,
Как и свободы дочь в толпе цыган.
Ты обрела в природе талисман
Неподражаемый, чудесный.
Приятен голос твой и нежен, как свирель.
Ты всех собой очаровала;
Искусства ты постигла цель
И тайну сердца разгадала!


<1829>, Воронеж

На могиле Эмилии

Привет могиле одинокой!
Печальный мох ее покрыл
С тех пор, как смерти сон глубокой
От нас ее жилицу скрыл.

Окончен рано подвиг трудный,
Загадка жизни решена!
Любовь почила беспробудно,
И радость тленью предана.

Какие тайные законы
Тебя б в сей жизни ни вели,
Но участь горькую Миньоны
Ты испытала на земли.

Ты с горем свыклась с колыбели,
Тебя не видел отчий кров,
Звездой падучей пролетели
И жизнь, и младость, и любовь.

Но над печальною могилой
Не смолкнул голос клеветы;
Она терзает призрак милый
И жжет надгробные цветы...

Пусть смертный ждет судьбы со страхом,
И чем бы ни был бог земной -
Повсюдной жизнью или прахом, -
Благословение с тобой!

Но если утро воскресенья
Придет на светлых облаках,
Восстань с лучом преображенья
В твоих лазоревых очах.

Лети, лети в края отчизны,
Оковы тленья разорви!
Будь с ним одна в единой жизни,
В единой зиждущей любви.


1833

На могилу сельской девицы

Мирно спи, господь с тобою!
Краток, горек был твой путь;
Ты брела по нем с тоскою,
Ты спешила отдохнуть.

Жизнью ты не веселилась:
Горе - жизнь твоя была!
Не на счастье ты родилась,
Не на радость расцвела!

Полно в мире неутешном
Бедной деве горевать;
Знать, не в нашем свете грешном
Тем цветочкам расцветать.

Счастья здесь они не знают,
Их не радует земля;
Нужны богу; засевают
Ими райские поля.


<1831>, Москва

Надпись к памятнику Пожарского и Минина

Сыны отечества, кем хищный враг попран,
Вы русский трон спасли, - вам слава достоянье!
Вам лучший памятник - признательность граждан,
Вам монумент - Руси святой существованье!


1829

Ночные духи

     Три духа
(показываясь над скалою)

Время, духи! вылетайте:
Гаснет алая заря,
Бор дремучий покидайте,
Долы, горы и моря.
Мчитесь легкою толпою
За серебряной луною;
Прилегая на ручьи
Тихоструйные, катитесь;
Иль по звездному пути
Дружно ветром пронеситесь.

Тихо, волны в брег не бьют,
Звезды по небу плывут;
Покидайте, покидайте,
Духи ночи, ваш приют!

    Отдаленный хор духов

Тихо... волны в брег не бьют...
Звезды по небу плывут...
Время, други! вылетайте,
Бросим дикий наш приют!

Толпы духов показываются над скалою.

Реже сумрак над землею,
Слабо даль озарена;
Вот урочною тропою
В небо катится луна.
Други! резвою толпою,
Шумно, быстро, веселей
Полетим навстречу ей!

Вьются вокруг луны; к ним присоединяются еще духи.

Краток час волшебной ночи,
Как златые смертных сны:
Ненадолго свет луны,
Скоро гаснут неба очи!
Но доколе сей намёт
Над безгранною вселенной,
Ярким златом испещренной,
Пышный свет на землю льет
И доколь на лоне вод
Утра луч не отразится,
Станем в воздухе резвиться.

       Один из духов

Дня стряхнув земную ношу,
Чрез миры я полечу.
В небе пламень засвечу
И в пустыне бездны сброшу;
В виде белой пелены
Обовьюсь вокруг луны,
Блеском звезд свой взор натешу;
Облака огнем разрежу;
И, гремя, вослед ветрам
Прокачусь по облакам.

Улетает, за ним толпа духов.

         Второй дух

Я в молчаньи мирной ночи
Пронесуся над землей,
Ослепляя смертных очи
Чародейственной мечтой.
Тихо крыльями повею -
И видения сотку;
Закоснелому злодею
Гибель ада прореку.
Страх стеснит ему дыханье,
Ужас члены окует;
Глухи дикие стенанья,
На челе - печать страданья -
Выступит холодный пот.
Кучей жемчуга и злата
Я скупого наделю;
В золоченые палаты
Сибарита поселю;
Честолюбцу над вселенной
На мгновенье скипетр дам;
В ткань златую облеченный,
Он узрит к своим стопам
В страхе падшие народы
С горькой жертвою свободы;
Что желал - всего достиг:
Мощен, славен - но на миг.
Кто же тяжкие удары
В битве с роком получил,
Кто любви всесильной чары
Испытал и пережил -
Пусть в час ночи безмятежной,
Ослеплен мечтою нежной,
Позабудет горе он!
Ей не исцелить недуга!
Но родные, но подруга -
Несчастливцу сладкий сон!

Улетает, за ним другая толпа духов.

         Третий дух

     Продлись, продлись, час ночи безмятежной!
Резвитесь, братья! Мне идти другим путем:
     Минувшего в покровы облеченный,
     Я сяду на утесе вековом -
     Считать года дряхлеющей вселенной,
Зреть ветхий мир в его величьи гробовом.
Там царства падшие, забвенные народы
     Я манием из праха воззову!
Их сонмы дикие заропщут, будто воды...
Заноет грудь земли - и смертного главу
     Оледенит непостижимый трепет...
А я - во мрак времен свой углубивши взор -
Торжественно внимать могильный стану лепет...
     То глас веков, то с роком разговор!
     Лечу... гроба свой алчный зев раскрыли...
     Забилась жизнь в груди развалин; гром
Из недр земли рокочет - и кругом
     Вертепы дикие завыли!..

         Улетает. За ним толпа духов. Ночь.
             Небо усеяно звездами.
           Полная луна сияет над скалою.


1831

Опять в Берлине

Опять больным, опять невеждой
Я возвращаюся в Берлин;
Опять в душе моей с надеждой
Ведет войну мой старый сплин!
Я стану жить умно, учено,
Я сяду в прежнюю ладыо;
Опять увижу Ашерсона,
Опять увижу попадью.
И Озерова-камергера,
И старца, прусского царя,
Барона Фриша, Рибопьера,
Вар......... пономаря.
Найду друзей, быть может, новых,
У старых душу отведу,
Напьюся чаю у Фроловых
И ровно в десять спать пойду.
Поутру больно что-то шее,
Желудок плох.............
Давай стакан воды скорее,
По предписанию врача.
Потом пошли опять науки.
Гулянья, завтрак и обед,
Тоска и грусть, частичка скуки,
Потом беру в театр билет.
Там Герн: он выше всех условий!
Смешит и мертвых и живых!
Я прихожу домой здоровый,
И ночью спится Клара Штих.


<1838>

Отрывки из стихотворной повести

     1

Прекрасны звезды золотые,
Когда по синим небесам
Они лиют в часы ночные
Лучи алмазно-огневые;
Прекрасен блещущий сапфир
В короне пышного султана;
Прекрасно небо Персистана -
Темно-лазуревый эфир;
Милей божественные взгляды
Елены - чуда красоты;
Она жива - как лёт мечты,
Как бег пленяющей наяды,
Мила - как чистая любовь;
Власы как лен, заря-ланиты;
Заныла грудь, зажглася кровь -
И брат и горе позабыты...

Зачем ее увидел ты,
О сын неопытный природы?..
И за неверные мечты
Отдал всё счастие свободы?
Зачем души своей покой
Сменил на рой надежд игривых,
Живых, пленительных - но лживых?
И юной пламенной душой
Навек отдался неизвестной?
Зачем?.. но поздо . . . .
. . . . . . . . . . . . .

     2

Вечернею оделись мглою
И лес и чистые поля,
И предана давно земля
Ее урочному покою.
Предвестник ночи, в небесах
Алмазный Веспер появился,
Рубины в пламенных лучах
Рассыпались - и озарился
Огнями ночи небосклон.
И царь их - светлый месяц юный -
Вперен в таинственные думы,
На огненно-прозрачный трон
С немым величием восходит,
Плывет в эфир от выси гор
И на землю сребристый взор
С безмолвной грустию наводит.
Едва катит струи поток,
Едва душистый ветерок
Листы шиповника колышет,
И воздух ароматом дышит.

Вот чуть приметною стопой
Елена по росе сребристой
Идет в раздумьи . . . .


<1830>, Воронеж

Отшельник

Покину мир - среди могил
Влачить мне долгое изгнанье!
Покину мир - я в нем забыл
Свое высокое призванье!
Не блеск его, не суеты
Во мне глас неба заглушили;
Меня томят мои мечты,
Мои мечты меня убили.
Мне память в казнь! Передо мной
Витает образ вечно милый -
Любовью грешной и тоской
Душа томится, гаснут силы...
Но я разрушу тяжкий плен,
Я жизнь найду во тьме могилы
И вольность среди мрачных стен.

Там вновь душа молиться станет,
Вдали от бурь созреет плод -
И падший дух опять воспрянет,
И небо в грудь мою сойдет.
Я понесу святое иго,
Я тьмы стерплю мучений, зол;
Согнусь под тяжкою веригой...
Но небо даст мне свой глагол.

Тогда покину мрак гроб_о_вый,
Тогда явлюсь перед людей -
И грянет глас судьбы суровый,
Как гром над бездною морей.
Глагол небес прейдет пучины,
И тьмы во прах пред ним падут,
Главы преклонят властелины,
Рабы свободу обретут.


Октябрь 1882, Москва

Песни

    Фантазия под вальс Бетховена

Когда в колыбели дитя я лежал,
Веселую песню мне дух напевал;
За нею душа улетала далеко,
И песня запала мне в душу глубоко.

Отрадные звуки проснутся порой,
Веселые годы встают предо мной,
И дух напевает - где денется горе? -
Про дальнее небо, про синее море...

Когда я безумной любовью пылал,
Другую мне песню мой дух напевал;
То звуки блаженства, то стоны печали
Далекие - грудь молодую вздымали.

Душа к ним летела - казалося ей.
Что песня звучала из милых очей;
По очи не блещут, любовь отлетела,
И звуки затихли, и грудь охладела.

Я в жизни утратой утрату сменял,
Унылую песню мне дух напевал;
И в сумраке ночи на песню печали
Знакомые тени ко мне прилетали.

Напрасно теперь в отдаленном краю
Веселые, старые песни пою!
Нет! жизнь обнажилась! Нет! бездна зияет -
Ужасную песню мне дух напевает..


Декабрь 1832

Подвиг жизни

Когда любовь и жажда знаний
Еще горят в душе твоей,
Беги от суетных желаний,
От убивающих людей.

Себе всегда пред всеми вереи,
Иди, люби и не страшись!
Пускай твой путь земной измерен -
С непогибающим дружись!

Пускай гоненье света взыдет
Звездой злосчастья над тобой
И мир тебя возненавидит, -
Отринь, попри его стопой!

Он для тебя погибнет дольный;
Но спасена душа твоя!
Ты притечешь самодовольный
К пределам страшным бытия.

Тогда свершится подвиг трудный:
Перешагнешь предел земной -
И станешь жизнию повсюдной,
И всё наполнится тобой.


Апрель 1833

Послание к Я.М. Неверову по случаю печальных звуков, которые он извлекал из мусикийского струмента

Полно, Неверов, прискорбные звуки
Бледной рукою из струн извлекать, -
В них воплотились душевные муки,
Что за охота мне грудь раздирать?
О! посмотри, как кругом неё печально-

Бледное небо и тающий снег,
Нашим друзьям угрожает квартальный,
Горе сулит штифельпуцера смех.
Гаген в насморке, Фазона не стало,
Наполитан головою поник,
Смутно грядущего чрез покрывало
Греческий вам угрожает язык.
Сам ты, о яростный, сам ты, могучий,
Перед сарматкой копье опустил,
Мигом погаснул пламень твой жгучий,
В битву желанную ты не вступил.
. . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . .
Что предаваться сим жалостным песням, -
К Арендту в Гамбург - там мы воскреснем!


1838

Прости!

Прости! Тебе моей не быть!
С твоей холодной красотою,
С твоей бесчувственной душою
Ты не назначена любить.
Тебе безвестен нежный пламень;
Один обман - твой страстный взгляд,
Улыбка - нектар, сердце - камень,
А поцелуи - сладкий яд!
Прошла пора очарованья,
Прошли в груди моей терзанья!..

Знавал я радость и любовь,
Живилось сердце упованьем,
Огнем любви пылала кровь,
Когда с несбыточным желаньем
Тебе навек отдался я
И, полный страстным упоеньем,
С самолюбивым увереньем
Твердил в душе: она моя!
Я долго сею жил мечтою,
Я долго по тебе грустил,
Страдал, тобой, надеждой жил, -
Но ты смеялась надо мною!..

Теперь... прости! прости навек!
Любви мне тяжко вспоминанье!
Не вырвешь более признанья;
Но сердца горестный упрек
Тебе напомнить лишь заставил
О том, что было... Полно! я
Свой жребий небу предоставил...
Прости! ты больше не моя!..


1830

* * *

Профессор будущий! преследуем судьбою,
Скажи, что предпринять намерен ты с собою?
Принял ли рвотное? Что чувствовал потом?
Что с грудью деется? Как можешь животом?
Чем занимаешься? Идет ли в ум ученье?
И долго ли еще пробудешь в заточенье?
Доволен ли судьбой? Глаголешь ли хулу?
Или блаженствуешь, простершись на полу?

Но что б тебе судьба терпеть ни повелела,
Не вправе проклинать ты своего удела:
О, как не позабыть и воли и трудов
Под тенью сладкою Армидиных садов,
Где райские плоды горят на каждой ветке.
О птица странная, в какой ты чудной клетке!
За этим, подивясь такой твоей судьбе,
Я кое-что сказать намерен о себе.
Сегодня лучше мне: уж нету боли в шее,
Живот не тяготит и голова свежее.
Штанов не надевал, в подштанниках хожу
(Одежду эту я удобней нахожу);
Пью чай по-прежнему и всё держу диету,
Потею, кашляю немного - денег нету!

А Берта? - Да, была сегодня и вчера,
Но что ж? От этого немного мне добра,
Нельзя - ты сам смекнешь, не предаваясь думе, -
Быть добродетельным в означенном костюме;
Пусть опыт мой тебе послужит как урок,
За это ты пришлешь мне талеров пяток.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Прощай! В политике я вижу пустословье -
Пиши о чувствах мне и о твоем" здоровье.


 <1838>

Раздумье

Скроюсь от света, угасну в тиши!
Некому вверить горе души!
Звездам - в них чувства иль нет, иль сокрыто;
Людям - прекрасное в людях убито.

Край есть далекий; в далеком краю
Бедное сердце - его я люблю;
Ноет, тоскует оно за горами;
Горы не горе - судьба между нами.


1832

Слабость

В борьбе напрасной сохнет грудь,
Влачится юность без отрады;
Скажи, судьба, куда мой путь?
Какой и где мне ждать награды?

Беспечный, дикий, полный сил,
Из урны я свой жребий вынул, -
И тяжкий путь благословил,
И весело людей покинул.

Я знал: не радость мой удел -
По ней душа не тосковала,
Высокой жаждой дух горел,
Надежды неба грудь питала...

Давно, давно я на пути;
Но тщетно цели ищут взгляды. -
Судьба! Что мне твои награды?
Былую веру возврати!


Март 1833, Москва

Стансы

Прекрасно божие созданье,
Пленителен надзвездный мир,
Когда в звездах горит эфир
И льет сребристое сиянье
Небес красавица - луна, -
Священным жаром вдохновенья
Тогда душа моя полна!

Ты к смертным благ, творец вселенной,
И души их - твой светлый храм!
Огонь, рукой твоей возжженный,
Пылает в них - и к небесам
Куренье всходит благовонно,
Святых сердец гремит тимпан,
И мир, хвалы твоей орган,
Тебе поет хваленье стройно!

С надеждою подъемлю длани,
Паду во трепете лица,
Молю предвечного отца,
Чтобы смирил душевны брани,
Чтоб в сердце утвердил покой,
Чтоб не тернового стезей
Чрез бурную прошел я младость.

Молю! И слезы умиленья
Струею льются по щекам;
Святого полный вдохновенья,
Я волю дал моим слезам -
Быть может, жар мольбы усердной
Отцовским сердцем примешь ты!

Творец! священною десницей
Ты отвращаешь козни злых,
Ты милуешь рабов твоих
И награждаешь их сторицей;
Любовь к тебе свята, чиста,
Ты мир блаженством наполняешь
И жизни светлые врата
Рабам покорным отверзаешь!


<1829>, Воронеж

Старая, негодная фантазия

"Серые тучи по небу бегут,
Мрачные думы душу гнетут!"
- "Тучи промчатся, солнце блеснет;
Горе не вечно, радость придет!"

- "Ясное солнце блещет высоко,
Радость былая умчалась далеко".
- "Людям до солнца не доходить,
Радость былую не воротить".

- "Звезда горела средь небес,
Но закатилась - свет исчез".
- "В небе других миллионы сияют,
Блеском отрадным взоры пленяют".

- "Сколько ни будут пленять и светить -
Той, что погибла, не воротить!"


Март 1832

Утешение

С душою, полной упованья,
Я скромно в море жизни вплыл -
И всем прекрасным ожиданьям
Младое сердце отворил.

С какою верой простодушной
Боготворил я этот мир,
Стремленью чувств младых послушный -
Веселье было мой кумир.

Я дружбе чистые объятья
От сердца чистого открыл;
Все были мне друзья и братья,
И я всегда им верен был.

Но скоро взгляды милой девы
Зажгли огонь в груди моей,
И лиры томные напевы
Мне были дар ее очей.

И жар святого песнопенья
Сильней горел в груди младой;
И дух мой жаждал вдохновенья,
Как пищи - сладкой, неземной.

Но скрылися очарованья,
Престал надеждам верить я,
Не совершились ожиданья,
И разбрелись мои друзья.

И всё, что жизни прежде льстило,
Что оживляло дни мои, -
Она, она мне изменила!..
И в сердце хладном нет любви!..

Лишь ты, святое вдохновенье,
Одно осталось верным мне,
Блаженства память, утешенье
Ты мне приносишь в тишине!

И успокоен дух мой юный
В беседе пламенной с тобой:
Возьму цевницу я, и струны
Кропятся сладостной слезой.


<1830>, Воронеж

Фантазия

Люблю я смотреть, как ночною порой
Толпятся миры в вышине голубой;
Как тихие воды в брегах отдыхают
И синее небо в раздумьи лобзают.

Но время наступит, но час прозвучит -
И воды иссякнут, и небо сгорит;
Глагол пронесется - он мертвых разбудит;
Проснутся, восстанут - а мира не будет!


Ноябрь 1832

Экспромт (По прочтении стихотворений Козлова)

С прекрасною и твердою душой,
С покорностью прияв судьбы веленья,
Умел он вознестись над грозною судьбой
И в бедствии нашел источник вдохновенья.


 <1829>, Воронеж

Элегия

Когда на западе горит
Последний солнца луч
И ярким светом золотит
Края угрюмых туч;
Когда безмолвная луна
Встает печальна и бледна
От сумрачных полян,
И звезды в небесах горят, -
Люблю недвижный взор вперять
В эфирный океан.

И мнится мне, что та страна
_Знакомое_ хранит;
Что там, где теплится луна,
Мой брат иль друг сокрыт;
Что на лазурных небесах
Сияют в пламенных лучах
Погибшие давно,
И души их в тиши ночной
С моей беседуют душой
Невнятно и темно!

Ей не поведают оне
Тайн жизни неземной
И ни о том, что в их стране,
Над бедною землей.
Но их немая речь во грудь
Нашла прямой и чистый путь;
Отрадна мне она!
Внимать ее готов и рад,
Тогда не помню я утрат,
Душа моя светла!

Когда на западе горит
Последний солнца луч
И ярким светом золотит
Края угрюмых туч;
Когда вечернею зарей
Зефиров свежих резвый рой
Разносит аромат;
Когда луна идет с полян, -
Люблю в эфирный океан
Я взоры устремлять.


<1830>, Воронеж

Я.М. Неверову

Его зовут Январь,
Но смотрит он веселым Маем,
За то мы песнь ему поем
И велегласно величаем.

Его пленяете не вы,
Невы красавицы младые, -
Он верен прелестям Москвы
И вам, студенты удалые.

. . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . .
Кто верен так друзьям, как он,
Хоть называется Неверов.
 

Вы читали онлайн стихи русского поэта: биографию и тексты произведений.
Классика русской поэзии: стихотворения о любви, жизни, природе, Родине из коллекции коротких и красивых стихов поэтов России.

......................
Стихи поэтов 

 


 
Садовников
Садовской
Северянин
Семенов
Сидоров
Симборский
Синегуб
Скиталец
Случевский
Смоленский
Соколов
Соловьев Вл
Соловьев Вс
Соловьев С

Соловьева
Сологуб
Станкевич
Столица
Стражев
Сумароков
Суриков
       
   

 
  Читать тексты стихов поэта. Коллекция произведений русских поэтов, все тексты онлайн. Творчество, поэзия и краткая биография автора.