Стражев: стихи русского поэта и биография

НА ГЛАВНУЮ ПОЭТЫ:
Радищев
Радлова
Раевский
Раич
Ратгауз
Рейснер
Рерих
Ржевский
Розенгейм
Ростовский
Ростопчина
Рукавишников
Рылеев

       

 
Поэт Стражев: биография и стихотворения

Краткая биография русского поэта:

 Ви́ктор Ива́нович Стражев (27 октября 1879, Усолье — 19 октября 1950) — поэт, литературовед, педагог.

Учился в гимназии вместе с Георгием Чулковым, а потом сам был гимназическим учителем Виктора Гофмана и Владислава Ходасевича. Входил в круг второстепенных поэтов-символистов московского издательства «Гриф» и журнала «Перевал».

Первая книга стихов «Opuscula» (лат. «Мелкие сочинения»), вышедшая в 1904, включала в себя усреднённо-символистские тексты подражаний «многим понемножку», как выразился в рецензии Александр Блок, добавляя: «количество этих стихов ничем не оправдано — все они бледны до того, что нельзя представить, выйдет или не выйдет из автора поэт».

Через три года появился сборник «О печали светлой». Блок, похвалив удачное заглавие (отсылка к строке Пушкина из стихотворения «На холмах Грузии»), написал о Стражеве: «Маленькая книжка заставляет совсем забыть первые и очень неудачные опыты поэта. Вся книжка свежа и проста».

В. Стражев издал ещё два сборника лирики («Путь голубиный», 1908, и итоговое собрание — «Стихи. 1904—1909»). В 1919 написал году стихотворный ответ Блоку — «Антискифы».

В литературном процессе советских лет практически не участвовал, занимаясь, в основном, преподаванием. Вместе с А. А. Зерчаниновым и Д. Я. Райхиным (1908-1998) написал один из лучших школьных учебников по литературе XIX века, который переиздавался с 1940 года многократно, и по нему учились несколько поколений читателей.


Поэт Стражев: читать тексты стихов: (по алфавиту)

 
В густых аллеях крылья черные
Запутала слепая ночь.
Легла, измученно покорная,
И волю окрылить — невмочь.

И ночь слепую в сердце темное,
Как жала, жалят писки сов.
Чье горе горькое, бездомное
Вздохнуло глухо у кустов?

Чья доля-пагуба скитается
В ночи затерянной тропой?
То не мое ли сердце мается
В беспутье темени слепой?


В плену

Метельный полог даль завесил,
И крылья снежных голубей
Летят, летят — и лёт их весел!
Ах, мне в плену не веселей.

Моя любовь, моя подруга,
Моя печаль — темна, темна,
И намела слепая вьюга
Сугробы ледяного сна.

Укрою боль усталой жмурью.
Поверю ласке тихой лжи,
И опьяню себя — лазурью
Над морем золотистой ржи.

Ужели воле вдаль пути нет?
Ужель, воздушна и светла,
Над зыбью дней душа не вскинет
Располоненного весла?

Когда пойму я то, что манит,
Что в быль земную внедрено,
Что тайным зовом душу ранит
И неземным озарено?

Когда мне утро засмеется,
Откинув темную вуаль?
Когда разгадкой улыбнется
Мне синеокая печаль?

Я жду и жду. Проходят вёсны.
Все плачет тонкая свирель.
Гудят леса. Колдуют сосны.
И стонет снежная метель.


Гость

Постучалось Горе у моих ворот.
Вышел — принял Гостя. Понял: мой черед.

Гостю полюбился мой укромный дом.
Неразлучны стали, как друзья живем.

Вместе ночь ночуем, вместе днюем день.
А вкруг дома робко бродит чья-то тень,

За окном таится и покорно ждет...
Звонко Гость смеется. Знаю: мой черед.


К ней

Приди. Я жду. Всему покорен.
Неотрешимо правит рок.
О, просияй! Мой день так чёрен.
Я так безмерно одинок.

Встань надо мной, как бог вечерний,
Как светлый серп небесных нив.
Сними венок из тайных терний.
И умири тоски прилив.

И в муке сладостной напева
Да снизойдет он на меня —
Высокий час святого сева,
Лучом серебряным звеня.


* * *

Легло венком тяжелым время
В уснувшей скорби на чело.
Пою тебя, земное бремя!
Ты — благостынно и светло.

Маячит веха придорожья.
Мотнула черная рука —
Благословенна воля Божья,
И нерушима, и легка!

Путеводила мне доныне
Лукавых далей маета.
Но вот молюсь твоей святыне,
Уют вечернего скита.

Ты обетована мне, келья.
Он близок, темный твой порог.
О, славлю сладость новоселья
И скорби пройденных дорог.


Наполеон

Их двое — дед с рябою рожей, —
Угрюм и зол, когда не пьян, —
И с ним печальный и пригожий
Голубоглазый мальчуган.

Гудящий бас и альт высокий,
Звон балалаечки-души —
Им Волга стелет путь широко
За то, что песни хороши.

Певучий хмель! Он одолеет!
Пьяней вина томит тоска...
И крючник деду не жалеет
Непропитого пятака.

Но в песнях Руси здесь, над Волгой,
Как странно-дивен образ Твой!
О, как таинственно и долго
Вершится жребий роковой!

Век отошел... но ей угодно,
Твоей играющей судьбе, —
Живешь Ты в памяти народной,
И Враг Твой плачет о Тебе...

И двое их, бродя с сумою,
Поют в поволжском кабаке,
Как над пылающей Москвою
«Стоял Ты в сером сюртуке».


1912

* * *

Нежна, стройна, как тихая былинка.
    Хищна, как юркий хорь.
Хрустальна ты, как Божия росинка
    В лучах стыдливых зорь.

Звенишь капризным плеском перезвучий.
    Слепой тоски полна.
Как легкий, светлый звон над горной кручей,
    Твоя душа слышна.

Стезя моя тебе покорна всюду.
    Иди. Топчи. Губи.
Но верь, о, верь ниспосланному чуду:
    Я обречен: — люби!


* * *

Огня не надо. Будем тихо
Сидеть, вдвоем, у камелька.
И пусть приходит наше Лихо,
И пусть цветет, поет тоска.

Нас тихий вечер, лиловея,
Рукою темной обоймет,
И, может быть, как угли тлея,
Наш черный день замрет, умрет.


* * *

С каждым годом печальней весна,
Несказанней любовь и покорность,
И до боли — до боли! — ясна
Всеповторность.

С каждым годом весна неземней,
И тревожней напевные ночи,
И усталые думы больней
И жесточе.


У двери

Все жду и жду. И с тайной дрожью
Шаги у двери стерегу.
Из дали синей гостью Божью.
Я жду на мертвом берегу.

Все верю — вот, ладья причалит
Помчит, запенит вольный путь,
И жалом сладким даль ужалит,
Тоской закованную грудь.

И будет небо — парус полный
Над вечным лепетом волны,
И будут только волны, волны
Да выси облачные сны.


* * *

У дороги, за околицей — мертвая береза..

В ветре сучьями шуршит
В ветре стонет и скрипит,
И стволом, кривым, корявым,
Плачет голосом гнусавым

У дороги, за околицей, мертвая береза.

Это стонет дух убийцы,
Душегуба, кровопийцы?
Грех великий тяготит?
Тяжко молит: кто простит?

У дороги, за околицей — мертвая береза.

Это — Друг, седой и древний?
Сторожит он сон деревни?
Это Голод, Белый Гость,
Гложет, лижет чью-то кость?

У дороги, за околицей — мертвая береза.

Сучья тянутся, как руки...
В скрипке — плач великой муки,
Плач великой Нищеты.
Это — Русь родная? Ты?

У дороги, за околицей — мертвая береза.


У окна

Благословенны ночи бессонные
В смутной печали окна!
Сизые тени — как дни схороненные.
В белых полях — тишина.

Где-то, за далью, светлыми веснами
Жизнь говорливо гудит.
Дни мои встали темными соснами,
Пали молчанием плит.

Острою сталью, мукой отточена,
В сердце вошла тишина.
Благословенна в зимнюю ночь она
В смутной печали окна.


Утес

Ты скорби дней моих не разгадала
И мимо мук моих так весело прошла,
С лица печального не подняла забрала,
Но сердце выжгла ты во мне дотла.

Что ж! Уходи. Тебе вослед не кину
Ни слова горького, ни блеска тайных слез.
В морскую даль, в зыбучую равнину
Глядит холодный и немой утес.



Вы читали онлайн стихи русского поэта: биографию и тексты произведений.
Классика русской поэзии: стихотворения о любви, жизни, природе, Родине из коллекции коротких и красивых стихов поэтов России.

......................
Стихи поэтов 

 


 
Садовников
Садовской
Северянин
Семенов
Сидоров
Симборский
Синегуб
Скиталец
Случевский
Смоленский
Соколов
Соловьев Вл
Соловьев Вс
Соловьев С

Соловьева
Сологуб
Станкевич
Столица
Стражев
Сумароков
Суриков
       
   

 
  Читать тексты стихов поэта. Коллекция произведений русских поэтов, все тексты онлайн. Творчество, поэзия и краткая биография автора.