Стихи про любовь ленивицу и другие любимые стихи Саши Чёрного.
 .
ГЛАВНАЯ
 
ЖЕНИЛИ МЕДВЕЖОНКА
  
ИЗ ГЕЙНЕ
  
В КРЫМУ
  
ОГОРОД
  
КОСТЁР
  
ПЬЯНАЯ ПЕСНЯ
  
ТИФЛИССКАЯ ПЕСНЯ
  
ЛЕНИВАЯ ЛЮБОВЬ
  
СЕРЕНАДА
  
ЧЕЛОВЕК
 
ГИМН ВЕСНЕ
  
ПРОТИВНИК
  
КРУТЯ ФИГУРОЙ
  
ПОДШОФЕ
  
ЧЕПУХА
  
САША ЧЁРНЫЙ
  
ОСТАВЬТЕ ВОДКУ
  
СНИМИ же ШЛЯПКУ
  
ГЛАЗА
  
НАДО
  
    
стихи 10        стихи 20
 
стихи 30        стихи 40
 
стихи 50        стихи 60
 
стихи 70        стихи 80
 
стихи 90        стихи 99
 
стихотворения  1
 
стихотворения  2
 
стихотворения  3

стихотворения  4
 
стихи  для  детей
 
дневник фокса микки
     


Саша Чёрный: стихи про лень любушку

 ЛЕНИВАЯ ЛЮБОВЬ

Пчелы льнут к зеленому своду.
На воде зеленые тени.
Я смотрю, не мигая, на воду
Из-за пазухи матери-лени.

Почтальон прошел за решеткой,-
Вялый взрыв дежурного лая.
Сонный дворник, продушенный водкой,
Ваш конверт принес мне, икая.

Ничего не пойму в этом деле…
Жить в одной и той же столице
И писать раза два на неделе
По четыре огромных страницы.

Лень вскрывать ваш конверт непорочный
Да, я раб, тупой и лукавый,-
Соглашаюсь на все заочно.
К сожаленью, вы вечно правы.

То - нелепо, то - дико, то - узко…
Вам направо? Мне, видно, налево…
Между прочим, зеленая блузка
Вам ужасно к лицу, королева.

Но не стану читать, дорогая!..
Вон плывут по воде ваши строки.
Пусть утопленник встречный, зевая,
Разбирает ваши упреки.

Если ж вам надоест сердиться
(Грех сердиться в такую погоду) -
Приходите вместе лениться
И смотреть, не мигая, на воду.

В ТИРОЛЕ

Над кладбищенской оградой вьются осы.
Далеко внизу бурлит река.
По бокам - зеленые откосы.
В высоте застыли облака.

Крепко спят под мшистыми камнями
Кости местных честных мясников.
Я, как друг, сижу укрыт ветвями,
Наклонясь к охапке васильков.

Не смеюсь над вздором эпитафий,
Этой чванной выдумкой живых -
И старух с поблекших фотографий
Принимаю в сердце, как своих.

Но одна плита мне всех здесь краше -
В изголовье старый темный куст,
А в ногах, где птицы пьют из чаши,
Замер в рамке смех лукавых уст…

Вас при жизни звали, друг мой, Кларой?
Вы смеялись только двадцать лет?
Здесь в горах мы были б славной парой -
Вы и я - кочующий поэт…

Я укрыл бы вас плащом, как тогой,
Мы, смеясь, сбежали бы к реке,
В вашу честь сложил бы я дорогой
Мадригал на русском языке.

Вы не слышите? Вы спите? - Очень жалко…
Я букет свой в чашу опустил
И пошел, гремя о плиты палкой,
Вдоль рядов алеющих могил.

ПРИБОЙ

Как мокрый парус, ударила в спину волна,
Скосила с ног, зажала ноздри и уши.
Покорно по пестрым камням прокатилась спина,
И ноги, в беспомощной лени, поникли на суше.
Кто плещет, кто хлещет, кто злится в зеленой волне?

Лежу и дышу… Сквозь ресницы струится вода.
Как темный Самсон, упираюсь о гравий руками
И жду… А вдали закипает, белеет живая гряда,
И новые волны веселыми мчатся быками…
Идите, спешите, - скорее, скорее, скорее!

Мотаюсь в прибое. Поэт ли я, рыба иль краб?
Сквозь влагу сквозит-расплывается бок полосатый,
Мне сверху кивают утесы и виллы, но, ах, я ослаб,
И чуть в ответ шевелю лишь ногой розоватой.
Веселые, милые, белые-белые виллы..

Но взмыла вода. Ликующий берег исчез.
Зрачки изумленно впиваются в зыбкие скаты.
О, если б на пухнущий вал, отдуваясь и ухая, взлез
Подводный играющий дьявол, пузатый-пузатый!..
Верхом бы на нем бы - и в море… далеко… далеко…

Соленым холодным вином захлебнулись уста.
Сбегает вода и шипит светло-пепельный гравий.
Душа обнажилась до дна, и чиста, и пуста -
Ни дней, ни людей, ни идей, ни имен, ни заглавий…
Сейчас разобьюсь-растворюсь и о берег лениво ударю.

"На веранде кромешная тьма…"

На веранде кромешная тьма.
По брезенту лопочут потоки…
Спят сады и дома.
Ветер дышит упруго в глаза и кусает горячие щеки…
Олеандр шелестит у стены -
Под верандой какие-то тигры бушуют в таверне,
А вокруг теплый сон тишины
В колыбели вечерней…
За спиною квадрат освещенных дверей.
На столе розовеют приборы,
Белобрюхая камбала - нежное чудо морей,
Сыр, вино, помидоры…
В переулке сквозь дождь зазвенели по плитам шаги -
- Кто идет? - "Боттичелли!"
Русский нос, борода, сапоги,
Черный плащ до панели.
Улыбаясь, в столовую мирно идем,
На бокале огонь, словно солнечный луч в бриллианте.
Хорошо под бурчащим дождем
В светлой комнате пить молодое киянти!..
Пить киянти, шутить и молчать,
Над раскрытою папкой склоняться к офортам,
Сигарету крепчайшую зверски сосать
И смеяться раскатистым чертом…

"Там внизу синеет море…"

Там внизу синеет море.
Даль, как сон.
Сколько нас сегодня в сборе?
Три-четыре-семь персон.
У художницы Маревны
Роза в желтых волосах,
А глаза воды синей…
Я бедней:
У меня дрожит плачевно
Только крошка на усах…
Эй, синьор, графин ваш пуст!
После жирных макарон
Надо пить!
Тихих волн дремотный хруст.
Даль, как сон…

Парусина над нами надулась - едва-едва…
В сонном море сквозит все синей синева.
Скалы меркнут на солнце и тихо кружатся в глазах.
Волны ровно и глухо гудят и гудят на низах,-
И хозяйская дочка, склонившись, стройна и легка,
Подает золотой виноград, улыбаясь слегка…

НАД МОРЕМ

Над плоской кровлей древнего храма
Запели флейты морского ветра.
Забилась шляпа, и складки фетра
В ленивых пальцах дыбятся упрямо.

Направо море - зеленое чудо.
Налево - узкая лента пролива.
Внизу безумная пляска прилива
И острых скал ярко-желтая груда.

Крутая барка взрезает гребни.
Ныряет, рвется и все смелеет.
Раздулся парус - с холста алеет
Петух гигантский с подъятым гребнем.

Глазам так странно, душе так ясно:
Как будто здесь стоял я веками,
Стоял над морем на древнем храме
И слушал ветер в дремоте бесстрастной. 
.....................................................   
     
  с. чёрный  
      на заметку  
(о творчестве Саши Чёрного)

Саша Черный много писал в эмиграции, но все же нас больше привлекают его стихи, написанные в России в пору его сотрудничества со знаменитым журналом "Сатирикон".

Что будет? Опять соберутся Гучковы
И мелочи будут, скучая, жевать,
А мелочи будут сплетаться в оковы,
И их никому не порвать...

Это строки из стихотворения "Опять..." (1908). Помните, как признавался уже в наши дни российский премьер Виктор Черномырдин: "Хотели, как лучше, а вышло, как всегда". То есть извечное "Опять..." Постоянные споры, разногласия, разнотык в мнениях и оценках, деление людей на "белых" и "красных", на "наших" и "не наших", на "новых" и "старых" русских и т.д.
Моя жена - наседка?
Мой сын, увы, - эсер,
Моя сестра - кадетка.
Мой дворник - старовер.
Кухарка - монархистка,
Аристократ - свояк,
Мамаша - анархистка,
А я - я просто так...

"Просто так" - это обыватель, который желает жить просто ("Я русский обыватель - я просто жить хочу!") Увы, просто в России не выходит. Среди многочисленных проблем существует и жгучий "еврейский вопрос". Саша Черный не мог спокойно слышать крик:

Избивайте евреев! Они - кровопийцы.
Кто Россию к разрухе привел? Не жиды ль?!.

В стихотворении "Еврейский вопрос" (1909) поэт писал:
Для других вопрос еврейский -
Пятки чешущий вопрос:
Чужд им пафос полицейский,
Люб с горбинкой жирный нос,
Гершка, Сруль, "свиное ухо" -
Столь желанные для слуха!
Пейсы, фалдочки капотов,
Пара сочных анекдотов:
Как в вагоне у дверей
В лапсердаке стал еврей,
Как комично он молился,
Как на голову свалился
С полки грязный чемодан -
Из свиной, конечно, кожи...

Саша Черный тяжело переживал приступы антисемитизма в России и спрашивал:
Отчего же из ста юдофобов
Полсотни мерзавцев, полсотни ослов?

Уже в эмиграции Саша Черный частенько вспоминал слова немецко-еврейского юмориста Морица Готлиба Сапфира: "Когда у дурака нет никакого дела, он становится антисемитом".

У Саши Черного было два желания.
Первое:
Жить на вершине голой,
Писать простые сонеты...
И брать от людей из дола
Хлеб, вино и котлеты.

И второе:
Сжечь корабли и впереди, и сзади,
Лечь на кровать, не глядя ни на что,
Уснуть без снов и, любопытства ради,
Проснуться лет чрез сто.

Это написано было в 1909 году. Прошло сто лет. Вы проснулись и что увидели?..
"Скучно жить на белом свете!" - это Гоголем открыто.
До него же - Соломоном, а сейчас - хотя бы мной.
("Бирюльки", 1910)
                                  
................................................
© Copyright: Саша Чёрный 

 


 
 

 
 

   

 
    Саша Чёрный стихи про лень и любовь, Саши Чёрного. sasha cherniy.