НА ГЛАВНУЮ
 СОДЕРЖАНИЕ:
 Н.ЗАБОЛОЦКИЙ:СТИХИ:
 
ОСЕНЬ
ЛОДЕЙНИКОВ
ПРОЩАНИЕ
НОЧНОЙ САД
ГОЛУБИНАЯ КНИГА
СОЛОВЕЙ
УТРО
СКВОРЕЦ
В ЭТОЙ РОЩЕ
Я ТРОГАЛ ЛИСТЫ
В ТАЙГЕ
ЗАВЕЩАНИЕ
ЖУРАВЛИ
ЧИТАЯ СТИХИ
ОТТЕПЕЛЬ
ЛЕБЕДЬ В ЗООПАРКЕ
СВЕТЛЯКИ
ОБЛЕТАЮТ МАКИ
СОН
ПОЭТ
НЕУДАЧНИК
В КИНО
НЕКРАСИВАЯ ДЕВОЧКА

О КРАСОТЕ ЛИЦ
ПОСЛЕДНЯЯ ЛЮБОВЬ
ПРОТИВОСТОЯНИЕ
ДЕТСТВО
ПТИЧИЙ ДВОР
ЭТО БЫЛО ДАВНО
СНЕЖНЫЙ ЧЕЛОВЕК

ОДИНОКИЙ ДУБ
СЕНТЯБРЬ
ГРОЗА ИДЕТ
ГОРОДОК
ПЕТУХИ
НЕ ПОЗВОЛЯЙ ДУШЕ

СТОЛБЦЫ И ПОЭМЫ:
БЕЛАЯ НОЧЬ
ФУТБОЛ
БОЛЕЗНЬ
ДВИЖЕНИЕ
СВАДЬБА
РЫБНАЯ ЛАВКА
НА ЛЕСТНИЦАХ
НАРОДНЫЙ ДОМ
ЦИРК
ПРОГУЛКА
ИСКУШЕНИЕ
МЕРКНУТ ЗНАКИ
ПТИЦЫ
ЦАРИЦА МУХ
БИТВА СЛОНОВ
ТОРЖЕСТВО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ
БЕЗУМНЫЙ ВОЛК
ДЕРЕВЬЯ
ПОХОД
СОХРАНЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ
КУЗНЕЧИК
ГЕНЕРАЛЬСКАЯ ДАЧА
ИЛЬИ МУРОМЕЦ
СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ
ПЕРЕВОДЫ

 
 

КУЗНЕЧИК: Стихи Заболоцкого

 
 Подборка Стихов Николая Заболоцкого
 
СТИХОТВОРЕНИЯ
КУЗНЕЧИК

Настанет день, и мой забвенный прах
Вернется в лоно зарослей и речек.
Заснет мой ум, но в квантовых мирах
Откроет крылья маленький кузнечик.

Над ним, пересекая небосвод,
Мельчайших звезд возникнут очертанья,
И он, расправив крылья, запоет
Свой первый гимн во славу мирозданья.

Довольствуясь осколком бытия,
Он не поймет, что мир его чудесный
Построила живая мысль моя,
Мгновенно затвердевшая над бездной.

Кузнечик-дурень! Если б он узнал,
Что все его волшебные светила
Давным-давно подобием зеркал
Поэзия в пространствах отразила!
1947

"Когда бы я недвижным трупом…"

Когда бы я недвижным трупом
Лежал, устав от бытия, -
Людским страстям, простым и грубым,
Уж неподвластен был бы я.

Я был бы только горстью глины,
Я превратился бы в сосуд,
Который девушки долины
Порой к источнику несут.

К людским прислушиваясь тайнам
И к перекличке вешних птиц,
Меж ними был бы я случайным
Соединением частиц.

Но и тогда, во тьме кромешной,
С самим собой наедине,
Я пел бы песню жизни грешной
И призывал ее во сне.
1957

"Медленно земля поворотилась…"

Медленно земля поворотилась
В сторону, несвойственную ей,
Белым светом резко озарилась,
Выделила множество огней.

Звездные припали астрономы
К трубам из железа и стекла:
Источая молнии и громы,
Пламенем планета истекла.

И по всей вселенной полетело
Множество обугленных частиц,
И мое расплавленное тело
Пало, окровавленное, ниц.

И цветок в саду у марсианки
Вырос, полыхая, как костер,
И листок неведомой чеканки
Наподобье сердца распростер.

Мир подобен арфе многострунной:
Лишь струну заденешь - и тотчас
Кто-то сверху, радостный и юный,
Поглядит внимательно на нас.

Красный Марс очами дико светит,
Поредел железный круг планет.
Сердце сердцу вовремя ответит,
Лишь бы сердце верило в ответ.
1957

"Во многом знании - немалая печаль…"

Во многом знании - немалая печаль,
Так говорил творец Экклезиаста.
Я вовсе не мудрец, но почему так часто
Мне жаль весь мир и человека жаль?

Природа хочет жить, и потому она
Миллионы зерен скармливает птицам,
Но из миллиона птиц к светилам и зарницам
Едва ли вырывается одна.

Вселенная шумит и просит красоты,
Кричат моря, обрызганные пеной.
Но на холмах земли, на кладбищах вселенной
Лишь избранные светятся цветы.

Я разве только я? Я - только краткий миг
Чужих существований. Боже правый,
Зачем ты создал мир и милый и кровавый,
И дал мне ум, чтоб я его постиг!
1957

ВЕНЕЦИЯ

Покуда на солнце не жарко
И город доступен ветрам,
Войдем по ступеням Сан-Марко
В его перламутровый храм.

Когда-то, ограбив полмира,
Свозили сюда корабли
Из золота, перла, порфира
Различные дива земли.

Покинув собор Соломона,
Египет и пышный Царьград,
С тех пор за колонной колонна
На цоколях этих стоят.

И точно в большие литавры,
Считая теченье минут,
Над ними железные мавры
В торжественный колокол бьют.

И лев на столбе из гранита
Глядит, распростерший крыла,
И черная книга, раскрыта,
Под лапой его замерла.

Молчит громоносная книга,
Владычица древних морей.
Столица, темна и двулика,
Молчит, уподобившись ей.

Лишь голуби мечутся тучей,
Да толпы чужих заправил
Ленивой слоняются кучей
Среди позабытых могил.

Шагают огромные доги,
И в тонком дыму сигарет
Живые богини и боги
За догами движутся вслед.

Венеция! Сказка вселенной!
Ужель ты средь моря одна
Их власти, тупой и надменной,
Навеки теперь отдана?

Пленяя сердца красотою,
В сомнительный веря барыш,
Ужель ты служанкой простою
У собственной двери стоишь?

А где твои прежние лавры?
И вечно ли время утрат?
И скоро ли древние мавры
В последний ударят набат?
1957

СЛУЧАЙ НА БОЛЬШОМ КАНАЛЕ

На этот раз не для миллионеров,
На этот раз не ради баркаролл
Четыреста красавцев гондольеров
Вошли в свои четыреста гондол.

Был день как день. Шныряли вапоретто.
Заваленная грудами стекла,
Венеция, опущенная в лето,
По всем своим артериям текла.

И вдруг, подняв большие горловины,
Зубчатые и острые, как нож,
Громада лодок двинулась в теснины
Домов, дворцов, туристов и святош.

Сверкая бронзой, бархатом и лаком,
Всем опереньем ветхой красоты,
Она несла по городским клоакам
Подкрашенное знамя нищеты.

Пугая престарелых ротозеев,
Шокируя величественных дам,
Здесь плыл на них бесшумный бунт музеев,
Уже не подчиненных господам.

Здесь плыл вопрос о скудости зарплаты,
О хлебе, о жилище, и вблизи
Пятисотлетней древности палаты,
Узнав его, спускали жалюзи.

Венеция, еще ты спишь покуда,
Еще ты дремлешь в облаке химер.
Но мир не спит, он друг простого люда,
Он за рулем, как этот гондольер!
1957

"Разве ты объяснишь мне - откуда…"

Разве ты объяснишь мне - откуда
Эти странные образы дум?
Отвлеки мою волю от чуда,
Обреки на бездействие ум.

Я боюсь, что наступит мгновенье,
И, не зная дороги к словам,
Мысль, возникшая в муках творенья,
Разорвет мою грудь пополам.

Промышляя искусством на свете,
Услаждая слепые умы,
Словно малые глупые дети,
Веселимся над пропастью мы.

Но лишь только черед наступает,
Обожженные крылья влача,
Мотылек у свечи умирает,
Чтобы вечно пылала свеча!

СЧАСТЛИВЫЙ ДЕНЬ

В полумраке увяданья
Развернулась, как дуга,
Вкруг бревенчатого зданья
Копьеносная тайга.

День в лесу горяч и долог,
Пахнет струганым бревном.
В одиночестве геолог
Буйно пляшет за окном.

Он сегодня в лихорадке
Открывателя наук.
На него дивится с грядки
Ошалевший бурундук.

Смотрит зверь на чародея,
Как, от мира вдалеке,
Он, собою не владея,
Пляшет с камешком в руке.

Поздно вечером с разведки
Возвратится весь отряд,
Накомарники и сетки
Снова в кучу полетят.

Семь здоровых юных глоток
Боевой испустят клич
И пойдут таскать из лодок
Неощипанную дичь.

Загорелые, как черти,
С картузами набекрень,-
Им теперь до самой смерти
Не забыть счастливый день.
1958 

..........................
 Поэт Николай Заболоцкий

 


 

   

 
  Читать Заболоцкого. Николай Заболоцкии, стихи и поэмы поэта - тексты.