НА ГЛАВНУЮ
 СОДЕРЖАНИЕ:
НИКОЛАЙ АГНИВЦЕВ:
 
АГНИВЦЕВ биограф 1
АГНИВЦЕВ стихи   2
АГНИВЦЕВ стихи   3
АГНИВЦЕВ стихи   4
АГНИВЦЕВ стихи   5
АГНИВЦЕВ стихи   6
АГНИВЦЕВ стихи   7
АГНИВЦЕВ стихи   8
АГНИВЦЕВ стихи   9
АГНИВЦЕВ стихи  10
АГНИВЦЕВ стихи  11
АГНИВЦЕВ стихи  12
АГНИВЦЕВ стихи  13
АГНИВЦЕВ стихи  14
АГНИВЦЕВ стихи  15
АГНИВЦЕВ стихи  16
АГНИВЦЕВ стихи  17
АГНИВЦЕВ стихи  18
АГНИВЦЕВ стихи  19
АГНИВЦЕВ стихи  20
АГНИВЦЕВ стихи  21

   

     
САША ЧЁРНЫЙ:СТИХИ:

Саша Чёрный лучшее 10
Саша Чёрный лучшее 20
Саша Чёрный лучшее 30
Саша Чёрный лучшее 40
Саша Чёрный лучшее 50
Саша Чёрный лучшее 60
Саша Чёрный лучшее 70
Саша Чёрный лучшее 80
Саша Чёрный лучшее 90
Саша Чёрный лучшее 99
   

стихи Саши Чёрного  1
стихи Саши Чёрного  2
стихи Саши Чёрного  3
стихи Саши Чёрного  4
стихи Саши Чёрного  5
стихи Саши Чёрного  6
стихи Саши Чёрного  7
стихи Саши Чёрного  8
стихи Саши Чёрного  9
стихи Саши Чёрного 10
 
стихи для детей  1
стихи для детей  2
рассказы для детей

С ЧЕРНЫЙ    сказки
С ЧЕРНЫЙ  рассказы
 

ОЛЕЙНИКОВ    стихи
ОГДЕН НЭШ    стихи
Р. БЕРНС     стихи
ЗАБОЛОЦКИЙ   стихи
ЗАБОЛОЦКИЙ   стихи



Стихи сатирические: Агнивцев Николай

 
Стихи Николая Агнивцева: читай стихотворения, тексты песен и песенок Н.Агнивцева
   
Сказка о трех набобах


Где-то давно друг от друга особо

Жили да были три старых набоба…

Верили твердо они с давних нор,

Что, мол, спина – это пыльный ковер.

Но как-то раз их раскаянье взяло,

И порешили они, для начала,

Так управлять, чтоб всегда без забот,

В масле катался их добрый народ.

С этою целью сошлись на совете

Первый, второй и задумчивый третий…

И, опираясь десницею в лоб,

Молвил восторженно первый набоб:

"Всею душой устремляясь к народу,

Я упраздняю плохую погоду,

Зонтик огромный воткнул в небосвод,

Чтоб не чихал мой любезный народ".

Было торжественно слово второго:

"Я же готов для народа родного

Соорудить грандиознейший мост

В царство далеких, загадочных звезд…"

И, умиленные каждый особо,

Слушали третьего оба набоба;

"Я же, для блага отчизны родной,

Просто – возьму и уйду на покой…"




Брат Антонио


В монастырской тихой келье,

Позабывши о весельи

(Но за это во сто крат

Возвеличен Иисусом),

Над священным папирусом

Наклонясь, сидел аббат —

Брат Антонио, каноник,

Муж ученый и законник,

Спасший силой божьих слов

От погибельных привычек

49 еретичек

И 106 еретиков!


Но черны, как в печке вьюшки,

Подмигнув хитро друг дружке

И хихикнув злобно вслух,

Два лукавых дьяволенка

Сымитировали тонко

Пару самых лучших мух…

И под носом у аббата

Между строчками трактата

Сели для греховных дел…

И на этом папирусе

Повели себя во вкусе

Ста Боккачьевых новелл!..


И, охваченный мечтами,

Вспомнил вдруг о некой даме

Размечтавшийся аббат…

И без всяких апелляций —

В силу тех ассоциаций —

Был низвергнут прямо в ад

Брат Антонио – каноник,

Муж ученый и законник,

Спасший силой божьих слов

От погибельных привычек

49 еретичек

И 106 еретиков!




Баллада о конфузливой даме


Подобно скатившейся с неба звезде,

Прекрасная Дама купалась в пруде…

Заметив у берега смятый корсаж,

Явился к пруду любознательный паж.

Увидя пажа от себя в двух шагах

Прекрасная Дама воскликнула: «Ах!»

Но паж ничего не ответствовал ей

И стал лицемерно кормить лебедей.

Подобным бестактным поступком пажа

Зарезана Дама была без ножа.

Так в этом пруде, всем повесам в укор,

Прекрасная Дама сидит до сих пор…




Граф Калиoстро


Колонный Эрмитажный зал

Привстал на цыпочках!.. И даже

Амуры влезли на портал!..

Сам Император в Эрмитаже

Сегодня польку танцевал!..

Князь К., почтен и сановит,

Своей супруге после танца

В кругу галантных волокит

Представил чинно иностранца,

Весьма приятного на вид:

– Граф Калиостро – розенкрейцер,

Наимудрейший из людей!

Единственный из европейцев

Алхимик, маг и чародей!

Прошло полгода так… И вот,

Княгине князь промолвил остро:

– Вам надо бы продолжить род

Совсем не графа Калиостро,

Ну, а как раз – наоборот!

Княгиня, голову склоня,

В ответ промолвила смиренно:

– Ах, не сердитесь на меня,

Я не виновна совершенно!

Ну что ж могла поделать я?

Граф Калиoстро – розенкрейцер,

Наимудрейший из людей!

Единственный средь европейцев

Алхимик, маг и чародей!..




Довольно


Я, как муха в сетях паутины,

Бьюсь с жужжанием в гостиных. Довольно.

Ваши женщины, песни и вина,

Понимаете, безалкогольны.

И дошло до того, что, ей-богу,

На Таити из первой кофейни

Я уйду, прихватив на дорогу

Папирос и два томика Гейне.

Там под первою пальмой, без риска

Получить менингит иль простуду,

Буду пить натуральные виски

И маис там возделывать буду.

И хотя это (вы извините)

С точки зрения вашей нелепо,

Буду ночью лежать на Таити,

Глядя в синее звездное небо.

А когда, кроме звездной той выси,

И Эрот мне окажется нужен,

Заработав кой-что на маисе,

Накуплю там невольниц пять дюжин.

И, доволен судьбой чрезвычайно,

Буду жить там, пока с воплем странным

Пьяный негр, подвернувшись случайно,

Не зарежет меня под бананом.




Если хочешь


Если хочешь, для тебя я

Пропою здесь серенаду,

Буду петь, не умолкая,

Хоть четыре ночи кряду?

Если хочешь, я мгновенно

Сочиню тебе отменный,

Замечательный сонет?

Хочешь?

«Нет!»




Заморские павы


У заморских пав краса

Никогда не хмурится!

Перед их красой глаза,

Как от солнца, жмурятся!

Истукана вгонят в дрожь

Взоры их испанские!

Только мне милее все ж

Наши-то: рязанские!

Эх, ты, Русь моя! С тебя

Глаз не свел ни разу я!

– Эх, ты, русая моя!

Эх, голубоглазая!




Мечты!.. Мечты!..


Хорошо, черт возьми, быть Карнеджи,

Жить в каком-нибудь, этак, коттедже

И торжественно, с видом Сенеки,

До обеда подписывать чеки!..

На обед: суп куриный с бифштексом,

После – чай (разумеется, с кексом),

В крайнем случае, можно и с тортом,

Вообще наслаждаться комфортом.

Чтобы всякие там негритосы

Набивали тебе папиросы,

А особые Джемсы и Куки

Ежедневно бы чистили брюки!

Чтобы некая мистрис прилежно

Разливала бы кофе и нежно

Начинала глазами лукавить,

Потому что иначе нельзя ведь!..

Чтоб в буфете всегда было пиво,

Чтоб, его попивая лениво,

Позвонить Вандербильду: – "Allo, мол,

Взял ли приз ваш караковый «Ромул»?!"

В пять часов на своем «файф-о-клоке»

Спорить с Гульдом о Ближнем Востоке

И, на тресты обрушившись рьяно,

Взять за лацкан Пьерпонта Моргана!

А затем в настроенье веселом

Прокатиться по всем мюзик-холлам

И в компании с лучшими денди

Исключительно пить «шерри-бренди»…

…Если же денег случайно не хватит

(Ну… Китай, что ли, в срок не уплатит…),

То вздыхать не придется тревожно:

Призанять у Рокфеллера можно!..

…Хорошо, черт возьми, быть Карнеджи,

Жить в каком-нибудь, этак, коттедже

И, не сдав даже римского права,

Наслаждаться и влево, и вправо!




Предание о черном камне


В стране, где измену карает кинжал,

Хранится в народе преданье:

Как где-то давно некий паж вдруг застал

Принцессу во время купанья.

И вот, побоявшись попасть на глаза

Придворной какой-нибудь даме,

Он прыгнул в отчаяньи, словно коза,

За черный обветренный камень.

Но сын Афродиты не мог нипочем

Снести положенья такого,

И стал черный камень прозрачным стеклом

Под взором пажа молодого.

Для вас, о влюбленные, был мой рассказ,

И хоть было очень давно то,

Давайте за это еще лишний раз

Прославим малютку Эрота.




Трень-брень


В тот день все люди были милы,

И пахла, выбившись из силы.

Как сумасшедшая, сирень.

Трень-брень.

И, взяв с собою сыр и булку,

Сюзанна вышла на прогулку.

Ах, скучно дома в майский день.

Трень-брень.

Увидев издали Сюзанну,

Благословлять стал Жан Осанну,

И прыгнул к ней через плетень.

Трень-брень.

Пылая Факелом от страсти.

Промолвил Жан Сюзанне: «3драсте»

И тотчас с ней присел на пень.

Трень-брень.

Была чревата эта встреча

И, поглядев на них под вечер,

Стал розоветь в смущенье день.

Трень-брень.

И вот наутро, как ни странно,

Не вышла к завтраку Сюзанна,

У ней всю ночь была мигрень.

Трень-брень.

Вот что от края и до края

С Сюзаннами бывает в мае,

Когда в саду цветет сирень.

Трень-брень.




Смерть поэта


Знайте: как-то, когда-то и где-то

Одинокий поэт жил да был…

И всю жизнь свою, как все поэты,

Он писал, пил вино и любил.

Обогнавши Богатство и Славу,

Смерть пришла и сказала ему:

"Ты – поэт и бессмертен!.. И, право,

Как мне быть, я никак не пойму!"

Улыбаясь, развел он руками

И с поклоном промолвил в ответ:

"В жизни я не отказывал даме!

Вашу руку!"

И умер поэт…




Бим-Бом


Где-то давно, в неком цирке одном

Жили два клоуна, Бим и Бом.

Бим-Бом, Бим-Бом.

Как-то, увидев наездницу Кэтти,

В Кэтти влюбились два клоуна эти

Бим-Бом, Бим-Бом.

И очень долго в Петрарковском стиле

Томно бледнели и томно грустили

Бим-Бом, Бим-Бом.

И, наконец, влезши в красные фраки,

К Кэтти явились, мечтая о браке,

Бим-Бом, Бим-Бом.

И, перед Кэтти представши, вначале

Сделали в воздухе сальто-мортале

Бим-Бом, Бим-Бом.

«Вы всех наездниц прекрасней на свете», —

Молвили Кэтти два клоуна эти,

Бим-Бом, Бим-Бом.

"Верьте, сударыня, в целой конюшне

Всех лошадей мы вам будем послушней" —

Бим-Бом, Бим-Бом.

И в умиленьи, расстрогавшись очень,

Дали друг другу по паре пощечин

Бим-Бом, Бим-Бом.

Кэтти смеялась и долго, и шумно:

"Ола-ла! Браво! Вы так остроумны,

Бим-Бом, Бим-Бом."

И удалились домой, как вначале,

Сделавши в воздухе сальто-мортале,

Бим-Бом, Бим-Бом.

И поступили в любовном эксцессе

С горя в «Бюро похоронных процессий»

Бим-Бом, Бим-Бом.




Жираф и гиппопотамша


Однажды в Африке

Купался Жираф в реке.

Там же

Купалась гиппопотамша.

Ясно,

Что она была прекрасна.

Не смотрите на меня так странно.

Хотя гиппопотамши красотою не славятся,

Но она героиня романа

И должна быть красавицей.

При виде прекрасной Гиппопотамши

Жесткое жирафино сердце

Стало мягче самой лучшей замши

И запело любовное скерцо.

Но она, —

Гипопотамова жена,

Ответила ясно и прямо,

Что она – замужняя дама

И ради всякого сивого мерина

Мужу изменять не намерена.

А если, мол, ему хочется жениться,

То, по возможности, скорей

Пусть заведет жирафиху-девицу

И целуется с ней.

И будет его жребий радостен и светел,

А там, глядишь, и маленькие жирафчики появились…

Жираф ничего не ответил.

Плюнул. И вылез.




Ишак и Абдул


Раз персидскою весною

Шел Абдул к Фатиме в дом

С нагруженным косхалвою

Очень глупым ишаком.

Шел Абдул и пел: "Всю ночь-то

Процелуюсь я, да как…

Ты ж не будешь оттого, что

Я Абдул, а ты – ишак".

Так, смеясь весьма ехидно,

И хватаясь за бока,

В выражениях обидных

Пел Абдул про ишака.

"Вот идет со мной ишак,

Он – один, а глуп, как два.

Ай, какой смешной ишак.

В-ва!!!"

И, придя к ней – стук в окошко:

"Вот и я, Фатима, здесь.

Целоваться вы немножко

Не интересуетесь?"

Но она ему на это

Отвечала кратко, что

Мужу старому Ахмету

Не изменит ни за что.

Он сказал: «Ай, как вы строги…»

И ушел домой он… так…

И, обратно по дороге,

Про Абдула пел ишак:

"Вот идет со мной ишак.

Он один, а глуп, как два.

Ай, какой смешной ишак.

В-ва!!!"




Король и шут

1


Жил-был в некоем царстве когда-то

Могучий король Альтоном…

А с ним королева Беата

И шут в красной шапке с пером…

Беата подобна Венере!

И в спальню, лишь станет темно,

Король к ней входил, стукнув в двери…

А шут прямо через окно!..

И вот, к изумленью старушек,

В один из параднейших дней,

Под грохот ликующих пушек

Вдруг двойня явилась у ней!..

А ну-ка, узнайте вы тут.

Где здесь король и где шут?

2


Согласно придворной программе

На радостном празднике том

Король пировал за столами,

А шут доедал под столом…

Шли годы так!.. И на финале,

Хотя и в различные дни,

И шут, и король поикали

И померли оба они!..

Как солнечный луч на обоях,

Промчались столетья… И вот

Остались от них от обоих

Два черепа! Этот и тот!

А ну-ка, узнайте вы тут,

Где здесь король и где шут?!


..............................................
 Саша Черный и другие поэты: НИКОЛАЙ АГНИВЦЕВ

 


 

   

 
  Читать онлайн стихотворения НИКОЛАЙ АГНИВЦЕВ юмористические, иронические, куртуазные, сатирические. Поэт Н.АГНИВЦЕВ тексты стихов, песен, песенок, произведений, поэзия - читать Агнивцева.