ДОН-АМИНАДО стихи: Я не боюсь восставшего народа

                  НА ГЛАВНУЮ

 
 Стихи Дона Аминадо: читайте стихотворения Дон-Аминадо из книги ДЫМ БЕЗ ОТЕЧЕСТВА  

   


   ЛЮБИТЕЛИ БЕСКРОВНОЙ И СВЯТОЙ
  
   Я не боюсь восставшего народа.
   Он отомстит за годы слепоты
   И за твои бубенчики, Свобода,
   Рогатиною вспорет животы.
  
   Он будет прав, как темная лавина,
   Которая несется с высоты.
   И в пламени последнего овина
   Погибнут книги, люди и скоты.
  
   Я не боюсь, что все Наполеоны
   Зальют свинцом разинутые рты.
   Что вылезут из нор хамелеоны
   И хищные, хрустящие кроты.
  
   Так быть должно. И так уже бывало.
   Гроза сметет опавшие листы.
   И будет день. И будет все сначала.
   И новый сад. И новые цветы.
  
   Но я боюсь, что два приват-доцента,
   Которые с Республикой - на ты,
   И полтора печальных декадента,
   И Клара Львовна, девушка мечты,
  
   Они начнут юлить и извиваться
   И, вдруг поджав унылые хвосты,
   Попробуют ворчать и добиваться
   Прощения... во имя Красоты!
  
   Их шепот будет беден и нескладен.
   Но он внесет ненужность суеты
   В торжественность безмолвных перекладин
   Под небом величавой пустоты.
  
   1920
  
  
   ПОСЛЕ ВСЕГО
  
   Ну, итак, господа отрицатели,
   Элегантные циники, скептики,
   Извергатели слов, прорицатели,
   Радикалы с прохвостинкой, критики,
  
   Псалмопевцы грядущей республики,
   Забияки, танцоры на кладбище
   И любимцы почтеннейшей публики,
   Что ж, теперь вы довольны, не правда ли?!
  
   Разве вы не твердили, что истина
   Воссияет, как солнце горячее,
   Над холодными тундрами Севера,
   Если в тундрах созвать предпарламенты?!
  
   Ах, вы все гениально предвидели,
   Расторопные чижики-пыжики,
   Талейраны из города Винницы,
   Постояльцы и вечные дачники!
  
   Торжествуйте же, вы, предсказатели,
   Игрецы на затейливых дудочках,
   Всероссийская голь перекатная
   Без души и без роду, без племени.
  
   Только тише ходите по улицам,
   Не болтайте в трамваях, в кондитерских,
   Притворяйтесь бразильцами, чехами,
   Но - ни слова о том, что вы русские!..
  
   Ибо третьего дня иль четвертого
   Мы имели хоть призрак отечества.
   И за смутную тень полуострова
   Нас терпели консьержи с консьержками.
   А сегодня...
  
   О, Господи праведный!
   Об одном я молю Тебя, Господи!
   Сделай так, чтоб не слышал я жалобы
   Недержателей речи рифмованной,
  
   Ибо горше, чем тупость противников,
   Вопиющая пошлость соратников!
   Ибо несть от друзей избавления,
   Аще несть Твоего повеления.
  
   1920-1921
  
  
   БИБЛЕЙСКИЙ СЛУЧАЙ
  
   Уже эпох был ясен перелом.
   Опутанная, скованная злом,
   Кружилась сумасшедшая планета.
   И уж не раз разгневанный вулкан
   Грозил разъять Великий океан
   Зловещего, опалового цвета.
  
   Уже земля качалась на Весах.
   И возникали в бледных небесах
   Последние кровавые закаты.
   А ночью упадали с высоты,
   Похожие на редкие цветы,
   Горящие сапфиры и агаты.
  
   И слышен был на целый материк
   Граничивший с истерикою крик
   Великого безумца Эдисона.
   Но мир теней на зов не отвечал.
   И серп луны несчастье предвещал.
   И в том году не выбрали Вильсона.
  
   Еще - не мог Всевышний претерпеть,
   Что стали размножаться и наглеть
   Какие-то республики латгальцев.
   И бысть отмщен многоголовый грех.
   И хрустнул мир, как маленький орех,
   Раздавленный усилиями пальцев.
  
   И злой осел, загадивший Восток,
   На Арарат копыт не уволок
   И пал под глас Демьяновой свирели.
   И в ту же ночь погибли пошляки,
   Писавшие негодные стишки
   О родине, которой не имели.
  
   1920-1921
  
  
   ПРО БЕЛОГО БЫЧКА
  
   Мы будем каяться пятнадцать лет подряд.
   С остервенением. С упорным сладострастьем.
   Мы разведем такой чернильный яд
   И будем льстить с таким подобострастьем
   Державному Хозяину Земли,
   Как говорит крылатое реченье,
   Что нас самих, распластанных в пыли,
   Стошнит и даже вырвет в заключенье.
   Мы станем чистить, строить и тесать.
   И сыпать рожь в прохладный зев амбаров.
   Славянской вязью вывески писать
   И вожделеть кипящих самоваров.
   Мы будем ненавидеть Кременчуг
   За то, что в нем не собиралось вече.
   Нам станет чужд и неприятен юг
   За южные неправильности речи.
   Зато какой-нибудь Валдай или Торжок
   Внушат немалые восторги драматургам.
   И умилит нас каждый пирожок
   В Клину, между Москвой и Петербургом.
   Так протекут и так пройдут года:
   Корявый зуб поддерживает пломба.
   Наступит мир. И только иногда
   Взорвется освежающая бомба.
   Потом опять увязнет ноготок.
   И станет скучен самовар московский.
   И лихача, ватрушку и Восток
   Нежданно выбранит Димитрий Мережковский.
   Потом... О, Господи, Ты только вездесущ
   И волен надо всем преображеньем!
   Но, чую, вновь от беловежских пущ
   Пойдет начало с прежним продолженьем.
   И вкруг оси опишет новый круг
   История, бездарная, как бублик.
   И вновь на линии Вапнярка-Кременчуг
   Возникнет до семнадцати республик.
   И чье-то право обрести в борьбе
   Конгресс Труда попробует в Одессе.
   Тогда, о, Господи, возьми меня к Себе,
   Чтоб мне не быть на трудовом конгрессе!
  
   1920
  
  
  
   ВСЕ ТЕЧЕТ
  
   Трижды прав Гераклит древнегреческий:
   Все течет. Даже вздор человеческий,
  
   Даже золото скипетров царственных,
   Даже мудрость мужей государственных,
  
   Даже желчь, что толкает повеситься -
   При сиянии бледного месяца...
  
   1920
  
   ПАРИЖ
  
   1
  
   Горячий бред о том, что было.
   И ураган прошедших лет.
   И чья-то бедная могила.
   И чей-то милый силуэт.
   И край, при мысли о котором
   Стыдом, печалью и позором
   Переполняется душа.
   И ты, которая устало
   В мехах московских утопала,
   Красою строгою дыша.
   И дом, и скрип зеленой ставни.
   И блеск оконного стекла.
   И сон, и давний, и недавний.
   И жизнь, которая текла.
   И нежность всех воспоминаний,
   И мудрость радости земной.
   И все, что было ранней-ранней
   Неповторимою весной.
   И то, чем жизнь была согрета
   И от чего теперь пуста,
   Я все сложил у парапета
   Резного Сенского моста.
  
   2
  
   Не ты ли сердце отогреешь
   И, обольстив, не оттолкнешь?!
   Ты легким дымом голубеешь
   И ты живешь и не живешь.
   Ты утончаешь все движенья,
   Облагораживаешь быль.
   И вечно ищешь достиженья,
   Чтоб расточить его, как пыль.
   Созревший, сочный и осенний,
   Прикосновений ждущий плод,
   Ты самый юный и весенний.
   Как твой поэт, как твой народ.
   Латинский город, где кираса
   Не уступает канотье.
   Где стансы Жана Мореаса
   Возникли в сумерках Готье.
   Где под часовенкой старинной
   Дряхлеет сердце короля.
   Где сумасшедшею лавиной
   Чрез Елисейские поля
   В Булонскии лес, зеленый ворот,
   Стесненный пряжкой Этуаль,
   Летит, несется, скачет город,-
   Одна певучая спираль.
  
   3
  
   И я с тобою, гость случайный,
   Бегу, чтоб только превозмочь
   Мою окутанную тайной
   И неизвестностию ночь.
   Чтоб размотать на конус пиний
   Тоскливых дум веретено,
   Чтоб выпить этот вечер синий,
   Как пьют блаженное вино.
   Благословить моря и сушу
   И дом чужой, и отчий дом,
   И расточить больную душу
   В прозрачном воздухе твоем.
  
   1920
  
  
   1920
  
   Стекло и медь. В мерцании витрин
   Поют шелка, которым нет названья.
   В них собраны сокрытые желанья
   И все цвета. Пустой аквамарин.
   Рубин, огонь нетленного пыланья,
   И синий цвет, любимый цвет Орканья.
   И розовый, как цвет Бургундских вин.
  
   Оранжевый, как светлый мараскин.
   Зеленый, как блаженная Кампанья.
   И пепельный, как серебро седин.
   И черный цвет, печальный цвет незнанья.
  
   О, галстуки, поющие без слов,
   Роняющие пламенные вздохи!
  
   Все суета, весь тлен моей эпохи,
   И свист гранат ее, и шум ее балов,
   И все, что создано, и распылилось в крохи,
   Поет без слов и расточает вздохи.
  
   И я, приехавший из северной страны,
   Зачеркнутой на европейской карте,
   Я созерцаю вас в убийственном азарте,
   Но знаю, что и вы обречены!
  
   Чтоб растоптать дразнящую красивость
   И покарать великолепный грех,
   Вас соберет святая Справедливость,
   Которая уравнивает всех.
  
   И вас сожгут в какой-нибудь Вандее,
   Сровняв бугор с сентябрьскою землей.
   И облекут намыленные шеи
   Общедоступною веревочной петлей.
  
   <1921>
  
......................................................................................................
 Саша Черный и другие поэты: ДОН АМИНАДО: стихотворения

 


 
   СОДЕРЖАНИЕ:
   ДОН АМИНАДО:
     
 
     
стихи Саши Чёрного  1
стихи Саши Чёрного  2
стихи Саши Чёрного  3
стихи Саши Чёрного  4
стихи Саши Чёрного  5
стихи Саши Чёрного  6
стихи Саши Чёрного  7
стихи Саши Чёрного  8
стихи Саши Чёрного  9
стихи Саши Чёрного 10
стихи для детей  1
стихи для детей  2
рассказы для детей
 
ОЛЕЙНИКОВ стихи юмор
АГНИВЦЕВ  стихи юмор
ОГДЕН НЭШ стихи юмор
  
Р.БЕРНС     стихи
ЗАБОЛОЦКИЙ  стихи
ЗАБОЛОЦКИЙ  стихи
   
СЕВЕРЯНИН стихи 1
СЕВЕРЯНИН стихи 2
СЕВЕРЯНИН стихи 3
СЕВЕРЯНИН стихи 4
СЕВЕРЯНИН стихи 5
 
поэты  о любви  1
поэты  о любви  2
поэты  о любви  3
поэты  о любви  4
   

 
  Читать онлайн стихотворения ДОНА АМИНАДО. Поэт автор ДОН-АМИНАДО тексты стихов, произведений, поэзия.