.
ГЛАВНАЯ
     
стихи   1
  
стихи   2
  
стихи   3
  
стихи   4
  
стихи   5
  
стихи   6
  
стихи   7
  
стихи   8
  
стихи   9
  
стихи  10
  
стихи  11
  
стихи  12
   
стихи  13
  
стихи  14
 
стихи  15
 



Саша Чёрный: живые стихи

      ВЕСНА МЕРТВЕЦОВ

Зашевелились корни
Деревьев и кустов.
Растаял снег на дерне
И около крестов.

Оттаявшие кости
Брыкаются со сна,
И бродит на погосте
Весенняя луна.

Вон вылезли скелеты
Из тесных, скользких ям.
Белеют туалеты
Мужчин и рядом дам.

Мужчины жмут им ручки,
Уводят в лунный сад
И все земные штучки
При этом говорят.

Шуршанье. Вздохи. Шепот.
Бряцание костей.
И слышен скорбный ропот
Из глубины аллей.

"Мадам! Плохое дело…
Осмелюсь вам открыть:
Увы, истлело тело -
И нечем мне любить!"



 ДИСПУТ

Три курсистки сидели над Саниным,
И одна - сухая, как жердь,
Простонала с лицом затуманенным:
"Этот Санин прекрасен, как смерть…"

А другая, кубышка багровая,
Поправляя двойные очки,
Закричала: "Молчи, безголовая! -
Эту книгу порвать бы в клочки…"

Только третья молчала внимательно.
Розовел благородный овал,
И глаза загорались мечтательно…
Кто-то в дверь в этот миг постучал.

Это был вольнослушатель Анненский.
Две курсистки вскочили: "Борис,
Разрешите-ка диспут наш санинский!"
Поклонился смущенный Парис.

Посмотрел он на третью внимательно,
На взволнованно-нежный овал,
Улыбнулся чему-то мечтательно
И в ответ… ничего не сказал.

СКВОЗНОЙ ВЕТЕР

Графит на крыше раскален.
Окно раскрыто. Душно.
Развесил лапы пыльный клен
И дремлет равнодушно.

Собрались мальчики из школ.
Забыты вмиг тетрадки,
И шумен бешеный футбол
На стриженой площадке.

Горит стекло оранжерей,
Нагрелся подоконник.
Вдруг шалый ветер из дверей
Ворвался, беззаконник.

Смахнул и взвил мои стихи -
Невысохшие строчки.
Внизу ехидное: "хи-хи"
Хозяйской младшей дочки.

Она, как такса, у окна
Сидит в теченье суток.
Пускай хихикает она -
Мне вовсе не до шуток.

Забыл, забыл… Сплелись в мозгу
Все рифмы, как химера,
И даже вспомнить не могу
Ни темы, ни размера.

БЕГСТВО

Зеленой плесенью покрыты кровли башен,
Зубцы стены змеятся вкруг Кремля.
Закат пунцовой бронзою окрашен.
Над куполами, золотом пыля,
Садится солнце сдержанно и сонно,
И древних туч узор заткал полнебосклона.

Царь-колокол зевает старой раной,
Царь-пушка зев уперла в небеса,
Как арбузы, - охвачены нирваной,
Спят ядра грузные, не веря в чудеса -
Им никогда не влезть в жерло родное
И не рыгнуть в огне, свистя и воя…

У Красного крыльца, в цветных полукафтаньях,
Верзилы певчие ждут, полы подобрав.
В лиловом сумраке свивая очертанья,
Старинным золотом горит плеяда глав,
А дальше терема, расписанные ярко,
И каменных ворот зияющая арка.

Проезжий в котелке, играя модной палкой,
В наполеоновские пушки постучал,
Вздохнул, зевнул и, улыбаясь жалко,
Поправил галстук, хмыкнул, помычал -
И подошел к стене: все главы, главы, главы
В последнем золоте закатно-красной лавы…
 Широкий перезвон басов-колоколов
Унизан бойкою, серебряною дробью.
Ряды опричников, монахов и стрельцов
Бесшумно выросли и, хмурясь исподлобья,
Проходит Грозный в черном клобуке,
С железным костылем в сухой руке.

Скорее в город! Современность ближе -
Приезжий в котелке, как бешеный, подрал.
Сесть в узенький трамвай, мечтать, что ты в Париже,
И по уши уйти в людской кипящий вал!
В случайный ресторан забраться по пути,
Газету в руки взять и сердцем отойти…

"Эй, человек! Скорей вина и ужин!"
Кокотка в красном дрогнула икрой.
"Madame, присядьте… Я Москвой контужен!
Я одинок… О, будьте мне сестрой".
"Сестрой, женой иль тещей - чем угодно -
На этот вечер я совсем свободна".

Он ей в глаза смотрел и плакал зло и пьяно:
"Ты не Царь-колокол? Не башня из Кремля?"
Она, смеясь, носком толкнула фортепьяно,
Мотнула шляпкой и сказала: "Тля!"
Потом он взял ее в гостиницу с собой,
И там она была ему сестрой. 
                                     
............................................................
© Copyright: Саша Чёрный (стихи)

 


 
 

 
 

   

 
  (стихи Саши Чёрного)