Грамматин: стихи русского поэта и биография

НА ГЛАВНУЮ ПОЭТЫ на Г:
Габриак
Галина
Гарднер
Гейнце
Герасимов
Герцык
Гиляровский
Гиппиус В
Гиппиус З
Глебов
Глинка
Гмырев
Гнедич

Голенищев

       

 
Поэт Грамматин: биография и стихотворения

Краткая биография русского поэта:

 Николай Федорович Грамматин (Грамотин) (13[24].11. 1786—17[29].01.1827), поэт, переводчик, филолог. Родился в деревне Матвеевское Кинешемского уезда Костромской губернии. Из небогатой дворянской семьи. С 1802 учился в Московском университетском благородном пансионе, который окончил с отличием в 1807. В пансионе сблизился с М.В. Милоновым и Д.В. Дашковым, писал и печатал переводные и оригинальные стихи в пансионских изданиях «Утренняя заря», «И отдых в пользу». Его литературные опыты одобрил И.И. Дмитриев. Дружеские отношения сложились у Грамматина с А.Ф. Мерзляковым и В.А. Жуковским. Глубокие и разносторонние филологические познания дали возможность Грамматину после выхода из пансиона составить 1-й том «Нового английско-российского словаря» (М., 1808), а за труд «Рассуждение о древней русской словесности» (М., 1809) получить ученую степень магистра.

В середине 1809 Грамматин переезжает в Петербург и определяется на службу в Экспедицию о государственных доходах. Он сближается с кружком литераторов при журнале «Цветник», печатая в нем свои стихотворения. В 1810 уходит в отставку, уезжает в Кострому, но в 1811 на короткое время, по приглашению И.И. Дмитриева, возвращается в Петербург и служит в Министерстве юстиции. Здесь Грамматин публикует первое собрание своих стихотворений («Досуги». Ч. 1. СПб., 1811; ч. 2 не вышла) и вступает в члены Вольного общества любителей словесности, наук и художеств, а также сближается с литераторами из Беседы любителей русского слова.

С середины 1812 Грамматин служит в Костроме директором гимназии и училищ. В 1818 уходит в отставку, живет в костромском имении Гуленово и продолжает литературные занятия, публикуясь в «Вестнике Европы» и «Сыне Отечества». Литературные позиции Грамматина близки к Мерзлякову: он считает, что древнерусская словесность и устное народное творчество во многом превосходят современную литературу. Они должны быть положены в основу дальнейшего развития литературного языка. Этот взгляд Грамматин творчески реализует в оригинальной балладе «Услад и Всемила» (1810), в стилизованных «народных песнях», где «чувствительная» поэтичная лексика «карамзинистов» сочетается с церковнославянизмами «архаистов». В таком же русском фольклорно-эпическом стиле Грамматин переводит «Древние галльские песнотворения Оссиана» (Дж. Макферсона), «Краледворскую рукопись» чешского филолога В. Ганки (1820), а также «Суд Любуши» из «Зеленогорской рукописи» (в подлинности этих исторических документов Грамматин, подобно большинству своих современников, не сомневается). В том же стиле он переводит «Слово о полку Игореве» (1821; 2-е доп. изд. М., 1823). В комментариях к переводу и в «Критическом рассуждении о “Слове о полку Игоревом” («Вестник Европы». 1822. № 18) Грамматин разъясняет «темные места» и «загадки» «Слова» (некоторые из толкований Грамматина были иронически обыграны Пушкиным в заметке «Буквы, составляющие славенскую азбуку…»).


Поэт Грамматин: читать тексты стихов: (по алфавиту)

Долго ль, сердце, нам с тобою тосковать?
Долго ль радости, веселия не знать?
Долго ль биться для печалей одному?
Про злодейку грусть поведать нам кому?
И цветочки не одни в полях растут,
И все пташечки сам-друг весной поют.
Тошно, тошно без другого сердца жить;
Но тошнее без надежды полюбить.
О цветок мой несравненный, дорогой!
Кто сорвёт тебя холодною рукой?
Ты на чьей груди засохнешь, опадёшь?
Где, краса моя, поблекнешь, отцветёшь?
Может быть, с тоски и грусти, во слезах,
Ты увянешь во младых своих летах,
Не изведав, что есть сладость жизни сей,
С милым другом не делив души своей.
О краса моя! когда б владеть тобой
Счастье было мне назначено судьбой,
Кто б счастливее на свете был меня?
Кто б нежнее мог любить тебя, как я?
Я б в очах твоих блаженство б почерпал,
Я одной тобой и жил бы и дышал,
Я как жизнь свою хранил бы твой покой;
Но другому, а не мне владеть тобой!
Сердце! Сердце! Нет блаженства для тебя;
Ах, мечтою обольщаешь ты себя!
Взора милого, опасного бежим;
Ах! тебе ль владеть сокровищем таким!


* * *

Лето красное! проходи скорей,
Ты наскучило мне без милого.
Я гуляю ли в зеленом саду,
Брать ли в лес хожу спелы ягоды,
Отдыхаю ли подле реченьки —
Пуще тошно мне, вспомяну тотчас,
Что со мною нет друга милого,
Что мне некому слова вымолвить,
Что я долго с ним не увижуся.
Ах, без милого всё не мило нам!
Ровно солнышко закатилося
С той поры самой, с того времени,
Как простился он во слезах со мной,
Как в последние он прижал меня.
Ко белой груди, к ретиву сердцу.
Вспоминает ли обо мне он так?
Так ли любит он всё по-прежнему?
Много времени с той поры прошло,
А ни грамотки, а ни весточки,
Ах, от милого не пришло ко мне!
Да и слуху нет; полно, жив ли он?
Хоть во сне бы он мне привиделся,
Наяву коли не видать его!
Не в тебе ли он, мать сыра земля?
Я послушаю, припаду к тебе:
Не услышу ли шуму, топоту?
Не бежит ли то добрый конь его?
Не везет ли он добра молодца
На святую Русь, к красной девице?
Нет, не чуть его, не шелохнется,
Не слыхать коня молодецкого, —
Видно, милого не видать уж мне,
Знать, заехал он в дальню сторону,
Знать, не помнит он красной девицы,
Позабыл, мой свет, всю любовь мою!
Не другая ли приглянулася?
Ты настань скорей, осень пасмурна!
Забушуйте вы, ветры буйные!
Отнесите вы к другу весточку,
Вы промолвите, как горюю я,
Как я ночь не сплю, днем тоскую всё,
Как изныло всё сердце вещее.
Ах, злодейка-грусть съела всю меня!
Непохожа я на себя стала.
Как на родину, свет, приедешь, мой, —
Не узнаешь ты красной девицы:
Вся иссохла я от кручины злой.
Коли помнишь ты, не забыл еще,
Коли вправду жаль за любовь меня —
Приезжай, мой свет, поскорее ты!
Привези назад красоту мою,
Я по-прежнему буду весела.


Надпись к портрету Артемона Сергеевича Матвеева

Се жертва ярости неистовых стрельцов
И закоснелого невежества врагов;
Был саном знаменит, почтен и в заточеньи,
Равно велик душой пред троном и в гоненьи.


Надпись к портрету Бояна

Озлясь, что мыслию он соколом парил,
Сатурн одно его лишь имя пощадил;
Но славы тем его усугубил сиянье;
И гусель вторится Бояна рокотанье.


Надпись к портрету Константина Николаевича Батюшкова

Талант, приятность, вкус пером его водили,
И признаки труда малейшие сокрыли.


Надпись к портрету Михаила Матвеевича Хераскова

Пусть стрелы критики в Хераскова летят;
Его эгидом осенят
Монархи русских стран,
Владимир, Иоанн.


* * *

Не шуми ты, погодушка!
Не бушуй ты, осенняя!
Не волнуй Волгу-матушку,
Не клони бор к сырой земле,
Без того мне тошнехонько,
Не глядел бы на белый свет.
Ты, душа моя, девица!
Ты, душа моя, красная!
Ах! на что я узнал тебя?
Ах! на что полюбил тебя?
Да не в нашей то волюшке;
Любим мы, не спросясь себя;
Любит в нас сердце вещее.
Ты любови не ведаешь,
Ты цветешь как пустынный цвет,
Им никто не любуется.
Ах, на то ли ты вырос, цвет,
Чтоб увянуть несорванный,
Чтобы запах душистый твой
Разливался по воздуху,
Исчезал в тишине пустынь?
О душа моя, девица!
О утеха очей моих!
Ты во всей красоте своей
Расцвела; но надолго ли?
Сельный цвет красота твоя:
Время красное юности,
Время красное радости
Пролетит быстрей сокола,
За добычей парящего,
Иль стрелы, рассекающей
Даль, пространство воздушное.
И коса твоя русая
Со белых плеч долой спадет;
И ланитный потухнет огнь.
Ах! лови, красна девица,
Дни лови быстрокрылые,
Не цвети в одиночестве!
Отцветешь, воспокаешься.
Но лихая судьбинушка:
Не владеть добру молодцу,
Не владеть красной девицей!
Ах! куда, сердце вещее,
Ах! куда нам бежать с тобой
От тоски, от кручины злой?
Мы от них, а за нами вслед
Горе гонится лютое.
Где от недуга спрячешься?
С колыбели знакомы с ним.
Ни стеной белокаменной,
Ни запорами крепкими
От него не укроешься.
В корабле за тобой плывет,
На коне скачет день и ночь,
Ясным гонится соколом,
Вещим носится вороном,
Волком рыскает яростным.
Расступись, мать сыра земля,
Расступись и сокрой навек
От могучего недруга!


Осень

Мрачная осень,
Други, настала,
Вранов зловещих
Крик раздается,
Хор сладкогласный
Птичек умолк.

Птиц голосистых
Песни не слышны;
Моря златого
Ветр не волнует;
Класы под острым
Пали серпом.

Гладное стадо
Бродит уныло;
Корму не стало
В пажитях тучных;
Нет ни травинки
В поле пустом.

Роща оделась
В желтую ризу;
Старец лишь древний,
Бор зеленеет;
С луга зеленый
Убран ковер.

Чада Эола
С цепи сорвались;
Сосны склоняют
Чела столетни;
Дубы на корнях
Крепких скрыпят.

Небо одето
Мраками тучи;
Феб лучезарный
Землю не греет,
Мещет сквозь облак
Тусклый лишь луч.

Влажны туманы
Стелются долу;
Тщетно печальный
Взор простираю,
Холмы в туманной
Скрылись дали.

Утром студены
Падают росы,
С облак, сгущенных
Норда дыханьем,
Целый день льются
Реки дождя.

Всё опустело:
Птицы пропали,
Звери по норам
Ищут спасенья,
Страх лишь с тоскою
Бродят в лесах.

Общей творенья
Грозной кончины
Всё днесь являет
Образ печальный;
Взор не встречает
Жизни нигде.

Трепет холодный
Льется по жилам,
Мрачная горесть
Душу объемлет;
Что же утешит
В горести нас?

Дружба и музы
Нам утешенье!
Пусть умирает
Матерь-природа,
Пусть на дубравы
Сыплется снег.

С кубком в деснице
Алого сока,
В мирной беседе
Граций прелестных
Ждать возвращенья
Будем весны.

В ризе, блестящей
Зеленью яркой,
Паки воскреснет
Матерь-природа,
С нежной улыбкой
Взглянет на нас.

В мрачных, прохладных
Рощах тенистых
Паки природе,
Жизни царице,
Лики пернатых
Гимн воспоют.

Реки, расторгнув
Льдисты оковы,
Быстро покатят
Шумные волны;
Феб воссияет
В славе своей.
 

Вы читали онлайн стихи: русский поэт Грамматин: биография автора и тексты произведений.
Классика русской поэзии: Грамматин: стихотворения о любви, жизни, природе из большой коллекции коротких и красивых стихов известных поэтов России.

......................
Стихи поэтов 

 


 
Голодный
Гольц-Миллер
Горбунов-Посадов
Городецкий
Горький
Гофман
Грааль-Арельский
Грамматин
Гребенка
Греков
Грибоедов
Григорьев
Губер
Гумилев

Гуро

       
   

 
  Читать тексты стихов поэта. Коллекция произведений русских поэтов, все тексты онлайн. Творчество, поэзия и краткая биография автора.